Вы здесь

Жесткий учет – наглядный результат

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Генеральная прокуратура усилила спрос за укрытие преступлений.

Об этом свидетельствуют данные Комитета по правовой статистике и специальным учетам надзорного ведомства. По итогам минувших трех месяцев по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень зарегистрированных преступлений возрос на 18,9% (с 64 815 до 77 073 случаев).

Комментируя ситуацию, председатель КПСиСУ ГП РК Сауле Айтпаева отметила, что криминогенная ситуация в стране в целом не осложнилась. Наоборот, наметилась тенденция к снижению особо тяжких преступлений (на 21,8% – с 832 до 651) и убийств (на 19,6% – с 342 до 275). Тут дело в другом – в проводимой Генеральной прокуратурой совместно с правоохранительными органами работе по наведению порядка в сфере учета и регистрации заявлений и сообщений.

Требования к учету, действительно, ужесточаются. Спрос за разгильдяйство строгий, но серьезных упущений еще все же хватает с избытком. Предметный разговор на эту тему шел на недавно состоявшейся коллегии Генпрокуратуры, где обсуждалась не только учетно-регистрационная дисциплина в право­охранительных органах, но и говорилось о мерах по формированию объективной оценки криминогенной обстановки в стране.

Как было отмечено на коллегии, добиться полного искоренения фактов укрытия преступлений и различных манипуляций пока не удалось. А потому МВД, АБЭКП, КТК МФ рекомендовано усилить работу в данном направлении. Каждый случай нарушения нужно рассматривать как чрезвычайное происшест­вие, проводить служебное расследование и жестко наказывать виновных, вплоть до увольнения.

С целью наведения порядка Генеральная прокуратура совместно с МВД рассматривает вопрос о регламентации деятельности органов внутренних дел по рассмотрению обращений граждан о преступлениях. В связи с этим будет четко прописано, как обязан действовать оперативный дежурный, когда к нему обратились с заявлением, сколько времени должно уходить на регистрацию, на прибытие наряда и оперативно-следственной группы на место прес­тупления…

Генеральный прокурор Асхат Даулбаев, выступая на коллегии ведомства, отметил, что законодательные нормы об ответственности сотрудников правоохранительных органов за сокрытие преступлений до сих пор на практике действуют не в полной мере. А ведь еще в прошлом году по инициативе Генпрокуратуры введена уголовная ответственность за такие нарушения. Кроме того, Закон «О правоохранительной службе» дополнен нормой об увольнении руководителей территориальных правоохранительных органов, не принявших мер по исключению фактов укрытия.

В отношении должностных лиц, в том числе руководителей, допустивших укрытие преступления, адекватные меры воздействия не принимаются, сказал А. Даулбаев. Так, например, в прошлом году прокурорами выявлено 1 813 укрытых преступлений, но начальники территориальных правоохранительных органов, допустившие подобные факты, не уволены и не освобождены от занимаемых должностей. По фактам укрытия преступлений в отношении сотрудников возбуждено всего 30 уголовных дел.

– В целом сведения о состоянии прес­тупности в стране все же приближены к реальности, – сказал Асхат Даулбаев. – Теперь мы точно знаем, что она гораз­до масштабнее, чем ранее указывалось в статистических данных. Вместе с тем, хотя мы и добились определенного перелома, еще не удается искоренить нарушения в сфере учетно-регистрационной дисциплины. Этому способствует увеличение нагрузки на сотрудников правоохранительных органов, их слабая профессиональная подготовка, отдельные проявления коррупции и так называемая погоня за показателями.

В связи со сложившейся ситуацией заместитель Генпрокурора Нурмаханбет Исаев предложил активнее применять нормы Закона «О правоохранительной службе», где четко прописана ответственность начальников ДВД различных уровней за укрытие преступлений их подчиненными.

– Ранее Генпрокурор всех предупредил, – сказал он, – что с первого января нынешнего года будут применяться самые жесткие меры наказания. Я твердо уверен: если начальник ДВД действительно захочет, то уже через несколько дней на его территории ни одно прес­тупление не будет укрыто. Но ни один из них, не почувствовав неизбежности наказания, не примет к этому мер.

Для наглядности свою мысль он подтвердил весьма впечатляющими примерами.

Так, прокуратурой Алматы в нынешнем году выявлено 66 укрытых преступ­лений, ведомственной же комиссией ДВД города – ни одного. В ДВД Атырауской области прокуроры выявили 18 укрытых преступлений, ведомственная комиссия – ноль. Такая же ситуация в Жамбылской, Кызылординской, Северо-Казахстанской областях.

– В прошлом году, – подчеркнул Н. Исаев, – из органов внутренних дел за укрытие преступлений уволены 13 сот­рудников, 14 освобождены от занимаемых должностей. Но все это работники низового уровня. Вопреки закону никто из руководителей территориальных органов жестко не наказан. Но так быть не должно.

Придется проводить «работу над ошибками» и Агентству по борьбе с экономической и коррупционной преступностью. В текущем году, как сообщил Н. Исаев, они укрыли преступлений больше, чем полицейские: в полиции число укрытых преступлений составило 0,7% от общего числа зарегистрированных, в финансовой полиции – 6,5%.

А вот еще нонсенс. По данным Генпрокуратуры, в ряде территориальных департаментов МВД потерпевших заставляли писать заявления об утере украденного у них имущества, чтобы не регистрировать факт краж. Один из таких случаев произошел в Таразе.

– В полицию обратилась женщина с заявлением о краже сотового телефона, но ее объяснения там даже не стали слушать, – сказал Н. Исаев, – а дали трафаретный бланк заявления с устраивающим их содержанием об утере. Но если в Жамбылской области все заявления о кражах начинаются, на удивление, с просьбы оказать содействие в поиске утерянного имущества, то в Костанайской области заявители наперебой в конце своих заявлений, как под копирку, отрицают либо исключают факт кражи. Непонятно, зачем тогда эти заявления подаются в полицию? Кого пытаются обмануть ее сотрудники и о каком доверии людей после этого можно вести речь?

Основную причину такой самодеятельности рядовых сотрудников полиции Н. Исаев видит в том, что начальство продолжает давить на них, требуя снижения числа зарегистрированных преступлений. Ведь подобный подход увеличивает процент раскрываемости. При этом манипуляции сотрудников полиции условно можно разбить на три вида: укрытие реальных преступлений, придумывание несуществующих и «раздувание» показателей раскрываемости.

Для того чтобы кардинально решить вопрос с укрытием преступлений, помимо персональной ответственности начальников ДВД, нужно, считает Н. Исаев, раз и навсегда запретить наказывать конкретного сотрудника за общие цифры роста преступности. Он убежден: конкретный рядовой работник должен отвечать только за свои дела и действия. Если он сделал все, что от него зависит, быстро, качественно и по закону, то его нужно благодарить, а не наказывать. В противном случае мы толкаем полицейского на укрытие преступления и применение пыток, что еще хуже.

По мнению Н. Исаева, увольнять сот­рудника за факт укрытия преступления нужно сразу же после завершения служебного расследования, которое должно проводиться в течение трех суток. Помимо этого, в правоохранительных органах нужно ввести временной стандарт рассмотрения заявлений граждан.

Валентина ФИРОНОВА

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.