Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Февральская трагедия этого года, когда в московской школе десятиклассник, захватив в заложники учеников, расстрелял преподавателя и полицейского, в очередной раз остро высветила проблему подростковой преступности. Увы, она повсеместно и стремительно набирает обороты, несмотря на потуги общественности как-то противостоять ей. Полиция бьет тревогу, медики и психологи разрабатывают программы…

Рэкетир из соседней школы

На протяжении почти месяца первокурсник Шым­кентского музыкального колледжа находился под прессингом десятиклассника, вымогавшего у парня пять тысяч тенге. Дюжий верзила простодушно объяснил худенькому музыканту: “Мне девушку в кафе надо пригласить. Собери с однокурсников. Не соберешь – выкладывай свои!”.

Тот ходил-маялся: денег на девушку вымогателя не было, но и расправы, на которую тот недвусмысленно намекнул, парень опасался. Даже мелькнула мысль забросить учебу. Поделился тревогой с друзьями, те рассказали обо всем преподавателям, которые обратились за помощью в прокуратуру. Задержание прошло так, как положено по закону, с использованием известных оперативных мер. При вручении специально обработанных купюр вымогателя задержали с поличным. Как выяснилось, он занимался в секции бокса.

Прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 181, ч. 2 УК РК “Вымогательство”, которой предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок от трех до семи лет либо лишения свободы на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой. Впрочем, в нашем случае горе-рэкетира оставили на свободе под родительское поручительство.

Это первый получивший огласку факт вымогательства со стороны подростка в нынешнем году. А в прошлом таких случаев было зарегистрировано семь.

Лидер по детскому криминалу в ЮКО – главный город области Шымкент: в прошлом году здесь было зарегистрировано 261 преступление, виновными в которых стали несовершеннолетние. Следом идут Туркестан – 60, Сарыагашский район – 43, Ордабасинский район – 33. Благополучными в этом смысле являются две “тьмутаракани” – Отрарский район (ни одного) и Байдибекский (2).

Судя по статистике, в ЮКО преступность среди несовершеннолетних в прошлом году по сравнению с предыдущим снизилась на 11 процентов. Но ситуация далека от идеальной. Достаточно сказать, что в 2013-м на долю подростков пришлись восемь умышленных убийств и три изнасилования, 85 преступлений с применением оружия, 251 нарушение закона, совершенное в общественных местах, а в общей сложности 533 преступления.

Вызывает беспокойство и то, что все чаще несовершеннолетних на противоправные действия толкают взрослые, в том числе побывавшие в местах лишения свободы. Более трети подростковых преступлений произошло с участием “старших товарищей” или под их “чутким” руководством.

Согласно данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генпрокуратуры РК, большинство несовершеннолетних преступников воспитывается в полных семьях, где есть оба родителя, 12,35 процента – в неполных. Около половины их составляют ученики общеобразовательных школ (46,1 процента), а также неработающие и нигде не обучающиеся молодые люди (35,9 процента). Остальные – студенты вузов, учащиеся колледжей и техникумов.

Неуловимые полицейские

Небольшое снижение количества преступлений, совершенных южноказахстанскими подростками, не снимает с повестки дня актуальный вопрос обеспечения школ инспекторами по делам несовершеннолетних. По словам заместителя начальника управления административной полиции ДВД ЮКО Алмаза Тастанбекова, дело вовсе не в дефиците кадров, а именно в отсутствии штатных единиц. Необходимо еще как минимум 408 инспекторов – и это только для школ, в каждой из которых учатся больше 300 учеников. О малокомплектных речь никто не ведет.

- Причем этой проблеме уже не первый год, – сокрушается он. – И каждый раз в бюджете области не находится средств на увеличение штата инспекторов по делам несовершеннолетних.

В то же время в рамках пилотного проекта, реализуемого в ЮКО, дополнительно выделены единицы школьных инспекторов. Сегодня их насчитывается 213, из которых 98 – в Шымкенте. Такого количества нет ни в одном другом регионе страны. Но в нашем случае это количество, увы, не переросло в качество. Большинство инспекторов к своим служебным обязанностям относятся абы как.

Наглядно это продемонстрировала проверка, организованная еще не ликвидированным на тот момент департаментом по защите прав детей. К примеру, старший лейтенант Еркинбеков в двух закрепленных за ним школах сельского округа Шубарсу (Ордабасинский район), появляется лишь два раза в неделю. В Байдибекском районе специалисты не застали на рабочих местах Аманбаева, Тунганова и Арыстанова. Причем выяснить причину их отсутствия не удалось. Сотовые телефоны были отключены, а директора школ не смогли объяснить, где они. Такие же факты выявлены в Казыгуртском районе и в Шымкенте.

В Тюлькубасском районе школьного инспектора Ниязбекова, находящегося на длительном лечении, никто не подменяет. В Мактааральском районе лейтенант полиции Садырбаев по непонятным причинам не появлялся в курируемых им двух школах с начала учебного года. За инспектором Утешевым закреплены две школы в поселке Кыземшек Сузакского района. Расстояние между ними большое, поэтому он попросту не появляется в той, что расположена на окраине. Ученики шымкентской гимназии №25, участвовавшие в анкетировании, указали, что ни разу не видели школьного инспектора.

На эту должность могут назначаться только те, кто имеет высшее юридическое или педагогическое образование и стаж не менее трех лет. Однако это требование не соблюдается. Работники ювенальной полиции должны тесно сотрудничать с классными руководителями, завучами по воспитательной работе. На деле же оказывается, что многие из них не интересуются судьбой детей, пропускающих занятия. К примеру, школьница из Мактааральского района Айнура Али долгое время не ходила на уроки. Но ее, как ни странно, никто не искал. Девушку случайно обнаружили в Шымкенте в центре реабилитации. И это не единичный случай в районе. Дети из семьи Сериковых тоже выпали из поля зрения школьного инспектора. Старшая сестра находилась в реабилитационном центре, средний брат пас скот в Ордабасинском районе, а младшая жила у соседки.

Объект без опасности?

По мнению начальника управления образования ЮКО Альбины Ельчиевой, проблема заключается не в дефиците кадров и не в степени укомплектованности ими школ, а в специфике структуры подчинения школьных инспекторов. Ведь работают они в школах, а оформлены в органах внутренних дел, где и получают заработную плату, причем достаточно приличную для такого региона как ЮКО. При таком раскладе инспектора стремятся, в первую очередь, угодить тому начальству, которое платит денежку. Нередко они заняты выполнением поручений своего непосредственного руководства, имеющих очень отдаленное отношение к школе и детям.

Да, школа – не режимный объект, но ведь в ней обучаются и воспитываются наши дети – будущие граждане Казахстана. Значит, это объект стратегический. Очень важно обеспечить всестороннюю безопасность детей. Согласитесь, что сделать это могут не случайные люди, а только профессио­налы. Поэтому очень важно, чтобы кандидат на должность школьного инспектора обязательно имел, во-первых, высшее юридическое или педагогическое образование, а во-вторых, жизненный опыт и опыт работы с детьми.

Кстати, в США тоже есть школьные инспектора, но они выполняют больше роль охраны, носят при себе оружие. И это вполне объяснимо – все помнят случаи в американских школах, когда ученики расстреливали целые классы. И американцы пришли к выводу, что школа должна быть безопасной.

Озабочено этим и наше государство, которое выделяет солидные финансовые средства. Однако на местах многое делается абы как, для галочки…

Рамзия ЮНУСОВА, ЮКО

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.