Вы здесь

Остановить домашних деспотов

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Чтобы эффективно бороться с бытовым насилием, нужны не только соответствующие законы и их безукоризненное исполнение, но и изменение общественного сознания.

Приведу три кричащих факта из криминальных сводок. В Туркестане мужчина пытался убить сразу шестерых своих близких – мать, жену, 5-летнюю дочь, 6-летнего сына и двух братьев. Выжили только мать и сын, четверо погибли... В Астане муж облил бензином и поджег бывшую жену. Она умерла. Остались четверо малолетних детей... В Костанае таможенник зарезал насмерть мать, жену и несовершеннолетнего сына...

Только за 9 месяцев нынешнего года жертвами убийств стали 163 женщины, 243 получили тяжкие увечья. Это – ужасающая картина. Но давайте вспомним, какой была ситуация до 2010 года, пока в Казахстане не был принят Закон «О профилактике бытового насилия». Статистика тех лет была еще страшней. Каждый год убивали почти 500 женщин. Да, не все эти убийства совершены на бытовой почве, но все-таки большая часть смертей произошла именно дома.

И, надо сказать, что ситуация кардинально стала улучшаться после закона о профилактике бытового насилия, который с чистого листа написали 24 женщины-депутата. Будучи в то время депутатом Мажилиса, я также принимал участие в этой работе. Вклад в подготовку законопроекта, безусловно, внесла и административная полиция, практический опыт работы которой и лег в основу названного нормативного правового акта. Сегодня отечественные и зарубежные эксперты, правозащитные международные организации считают, что наш профильный закон – образцовый для всех стран СНГ. И это не дежурные слова, ведь для защиты потенциальных жертв закон действительно дает много инструментов.

Напомню их. Во-первых, полицейский проводит с агрессором профилактическую беседу. Есть инструкция МВД, как вести этот разговор, какие слова говорить, чтобы нейтрализовать конфликт и не допустить его в будущем. Во-вторых, полицейский может забрать дебошира из дома и доставить его в участок, чтобы оформить протокол или защитное предписание. В-третьих, участковый выносит защитное предписание, которым запрещает разыскивать, преследовать, звонить, разговаривать или какими-либо иными способами контактировать с жертвой. Нарушил предписание – предупреждение или адмарест до 5 суток. В-четвертых, полицейский напрямую идет в суд, который налагает особые ограничения на правонарушителя. Это те же ограничения, что и в защитном предписании, но они действуют до одного года, к тому же к ним прилагается запрет на любые действия с огнестрельным и другим оружием – запрещается приобретать, хранить, носить и использовать как огнестрельное, так и другие виды оружия. В-пятых, сотрудник может задержать агрессора в административном порядке. То есть не только изолировать его, но и лишить свободы передвижения.

В прошлом году после принятия соответствующих поправок в законодательство судам было дано право выселять агрессора из жилища, независимо от того, в его или не в его собственности оно находится. А если же в действиях домашнего деспота есть признаки преступления, то запускается вся махина уголовно-процессуального принуждения – доставление следователю, задержание на 72 часа, содержание под стражей, пока не будет вынесен приговор.

Чтобы обезопасить потерпевших и свидетелей, следователь может запретить к ним приближаться, засекретить их анкетные данные, приставить круглосуточную охрану, переселить в другое место или в другой регион. И даже, с их согласия, может быть изменена их внешность.

Помимо механизмов государственного принуждения, в законе предусмотрены и конкретные меры помощи жертвам бытового насилия. Речь идет о кризисных центрах, наконец-то законодательно решены вопросы финансирования таких организаций.

Что изменилось после принятия закона? Профилактические и административно-правовые меры из года в год растут, а уголовные правонарушения неуклонно снижаются. За последние 4 года защитных предписаний вынесено в 1,5 раза больше. В текущем году – 53 тысячи. Особые требования к поведению агрессора тоже растут. В 2012 году их было 3 700, за 9 месяцев 2015-го – уже 4 200. Кроме того, проведено более 147 тысяч профилактических бесед.

Все это дает результаты. Преступления на семейно-бытовой почве уменьшаются ежегодно. За последние четыре года они снизились в 2 раза. Весьма чувствительная динамика. Наполовину с 2012 года уменьшилось и число умышленных убийств – с 285 до 143. Безусловно, в этом большая заслуга полиции, которая стала работать более активно, а способствует ей в этом вышеназванный Закон «О профилактике бытового насилия», который постоянно совершенствуется с учетом практики его применения.

Подобное совершенствование необходимо, и в этой публикации мне также хотелось бы обратить внимание на один серьезный момент правового характера, который требует изменения.

Как известно, самый распространенный вид бытового насилия – это побои и нанесение легкого вреда здоровью. Такое правонарушение раньше влекло административное наказание. Потом мы захотели ужесточить ответственность и перевели эти адмправонарушения в разряд уголовных. Но, как говорится, хотели как лучше, а получилось как всегда. Побои и легкий вред, как уголовные проступки, стали делами частного обвинения. Это означает, что теперь наказание виновного всецело зависит от активности самой жертвы. Именно потерпевший должен сам пройти экспертизу, собрать нужные справки, характеристики, найти свидетелей и только потом пойти в суд и доказать факт насилия.

Раньше все это было гораздо проще. Дебошира сразу же задерживали, на месте составляли протокол, в течение 3 дней адмматериалы передавали в суд, и он рассматривал их за 24 часа. Новый же порядок отбил всякое желание добиваться наказания виновного. И, как результат, за 9 месяцев 2015 года за побои и нанесение легкого вреда здоровью осуждены всего 388 человек. Это в 13 раз меньше, чем в прошлом году. Считаю, что это правонарушение необходимо вернуть обратно в КоАП. В противном случае бороться эффективно с бытовым насилием у нас не получится.

Отмечу, что предложенные поправки уже внесены на рассмотрение в Мажилис Парламента РК и, надеемся, они будут приняты.

Однако все мы понимаем, что один лишь закон все проблемы не решит. На мой взгляд, есть три вещи, которые способны в корне переломить ситуацию с домашним насилием. В первую очередь обществу нужен, скажем так, сдвиг парадигмы: надо изменить устоявшуюся систему взглядов социума на бытовое насилие, чтобы оно воспринималось как недопустимое явление.

Древнеегипетский астроном Птолемей центром Вселенной считал Землю. Но Коперник доказал, что центр Вселенной все-таки Солнце. С этого момента не только наука пошла другим путем, изменилось в целом представление людей об окружающем мире.

Нам тоже нужен подобный перелом в мышлении, так как именно всеобщее потворство усиливает разгул насилия в семье. Если кто-то громко слушает музыку вечером, то сразу же прибегут все соседи, будут требовать порядка и тишины. Но если муж избивает жену, то вряд ли кто отзовется и позвонит в полицию, даже если она кричит и зовет на помощь. В нас крепко сидит стереотип – не вмешиваться в дела семейные. Или еще говорим: бьет – значит любит. Мы в плену таких ошибочных суждений, этой устоявшейся парадигмы.

Второй важный момент – надо учить детей еще со школьной скамьи культуре отстаивания собственных прав. Ведь именно молчаливое, зависимое поведение, слепая покорность разрушает эмоциональную жизнь жертв и провоцирует агрессоров на насилие. Элеонора Рузвельт сказала: «Никто не причинит вам боль без вашего согласия». Есть и другое замечательное высказывание Ганди: «У нас не могут отобрать самоуважение, если мы сами не отдадим».

Сегодня вступить в брак очень легко. Пошел в ЗАГС, написал заявление либо заполнил соответствующий бланк через Интернет, и спустя месяц вы уже муж и жена. Как правило, никто из молодоженов даже мысли не допускает, что завтра в семейной жизни могут быть конфликты, не говоря о судебных спорах и бытовом насилии.

А ведь только в прошлом году наши суды рассмотрели 60 тысяч брачно-семейных споров. Это 15% всех дел. Многие из них – результат того, что влюбленные пары не были готовы ко взрослой жизни и не знали, как правильно ее надо выстраивать. Кстати, Саудовская Аравия намерена ввести обязательные курсы по подготовке к браку, чтобы сократить разводы. Такие же обязательные курсы планирует внедрить и Малайзия.

Я убежден: если мы хотим переформатировать мышление как потенциальных жертв, так и общества в целом, то нужно вести массированную, адресную атаку на сознание и менталитет казахстанцев. Конечно, это долгий и трудный процесс. Особенно с учетом того, что мы всегда замалчивали этот болезненный вопрос и не считали бытовое насилие социальной проблемой. Надо решительно менять такие стереотипы и наконец-то начать изменять общественное сознание.

Думаю, часть населения к такому изменению сознания уже готова. Это подтверждает, в частности, общественная реакция на трагический случай, когда мужчина прямо на улице сжег свою жену. Действия преступника, выходящие за все моральные рамки, возмутили сотни тысяч людей, которые сопереживали жертве и ее детям. Граждане были готовы поддержать любую инициативу для защиты не только погибшей, но и всех других потерпевших от домашнего насилия.

Думаю, идея профилактики бытового насилия могла бы стать одним из важных направлений деятельности политических партий, институтов гражданского общества. Кстати, в Германии правящая коалиция партий ХДС/ХСС и СДПГ провозглашает ключевыми в своей политике семейные ценности. Именно поэтому они имеют голоса и поддержку большинства избирателей.

Третий важный момент – это, конечно, эффективная работа правоприменительных органов. Я имею в виду прежде всего полицию, прокуратуру, суд, местную исполнительную власть.

К сожалению, полицейские не всегда умеют правильно строить диалог, грамотно применять меры индивидуальной профилактики, есть претензии к судебной и прокурорско-следственной практике – обращения жертв не всегда рассматриваются оперативно. Поэтому сотрудников нужно обучать, решать с ними ситуационные задачи, учить грамотно разговаривать с дебоширами и жертвами насилия. Безусловно, такая учеба проводится, но ее недостаточно.

Недавно Главой государства подписан закон о местной полицейской службе, и сейчас идет процесс создания таких служб в регионах. Здесь многое будет зависеть от акиматов. Поэтому институты гражданского общества могли бы стимулировать их на активную профилактику преступлений, в том числе и бытовых, через различные рейтинги. Особенно рейтинги акимов областей, мы ведь знаем, насколько главы регионов чувствительны к оценке их личной работы.

В целом хочу сказать, что профилактика бытового насилия – это тот вопрос, который всегда находился и дальше будет находиться в центре внимания Генеральной прокуратуры.

Автор: Жакип АСАНОВ, заместитель Генерального прокурора Республики Казахстан

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.