Вы здесь

Объясняют на пальцах

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

107 тыс. фактов незаконного дактилоскопирования граждан полицейскими выявил за два последних года Комитет по правовой статистике и спецучётам Генпрокуратуры. «Задерживали лиц, которые не подозревались в совершении преступления и не подвергались административному аресту. Просто с улицы загружали, потому что у них якобы при себе не было документов, удостоверяющих личность, «откатывали» и в свою ведомственную базу вносили. Ни в одном протоколе это не было зафиксировано», – рассказали в комитете. Подобные примеры множат сомнения экспертов относительно гарантий прав казахстанцев на защиту от незаконного использования их личных данных. Особенно – в свете вступления в силу с сегодняшнего дня закона о персональных данных и обсуждения законопроекта о дактилоскопической и геномной регистрации, который в ближайшее время поступит в парламент.

Для предотвращения подобных порочных практик директор НИИ уголовно-процессуальных исследований и противодействия коррупции КазГЮУ профессор Марат Когамов считает актуальным прописать в законопроекте также порядок получения дактилоскопической или геномной информации с составлением документа. В нём должны указываться участники процедуры, технические средства фиксации и так далее для исключения любого неправомерного использования этих данных.

– Чтобы не получилось: сейчас я сдал отпечатки пальцев, а через 3 часа они «всплыли» на каком-либо объекте преступного посягательства, и я в одночасье стал подозреваемым в каком-нибудь преступлении, – отмечает Марат Когамов, готовый пройти дактилоскопическую и геномную регистрацию.

– Если проект закона будет принят, то я подпадаю под обязательную дактилоскопическую регистрацию по двум основаниям: как оплачиваемый эксперт института Генеральной прокуратуры и как владелец огнестрельного нарезного оружия, – говорит юрист.

По мнению Марата Когамова, проект закона содержит неопределённые формулировки касательно запрета несанкционированного доступа любых лиц к информационным массивам, что недопустимо. Также, уверен специалист, для незаконно использующих эту информацию и материалы следует предусмотреть уголовную ответственность.

В целом по законопроекту обязательной дактилоскопической регистрации подлежат 26 категорий лиц, в числе которых, помимо подозреваемых в совершении уголовных преступлений, сотрудники правоохранительных и специальных органов, судебные приставы и судоисполнители, инкассаторы, охранники, спасатели. В этом же списке – недееспособные и ограниченно дееспособные по решению суда лица, не способные по состоянию здоровья или в силу возраста сообщить данные о своей личности, а также некоторые категории иностранцев. Предусмотрена также добровольная регистрация биометрических данных для всех желающих на платной основе. Хранить дактилоскопическую и геномную информацию предлагается централизованно в республиканской базе данных. Формировать и вести её будут Министерство внутренних дел и Комитет по правовой статистике и спецучётам.

Председатель Совета Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис уверен, что проект закона о дактило- и геномной регистрации необходимо рассматривать в пакете с законодательством о защите персональных данных.

– Биометрия, то есть сбор физических данных человека, относится к персональным данным, о которых у нас уже принят закон. Это международная практика для идентификации людей, раскрытия и предупреждения преступлений. Но применительно к нашим реалиям есть одно большое «но». За рубежом сначала были приняты специальные меры по защите персональных данных от их незаконного сбора и произвольного использования. В ряде стран Европы – Австралии, Новой Зеландии, Канаде даже существует специальный институт уполномоченных по защите персональных данных – омбудсменов. В предлагаемом же законопроекте таких гарантий нет. Мы должны на слово поверить, что в Генпрокуратуре, органах нацбезопасности, полиции работают совершенно бескорыстные и честные сотрудники, которые каждый месяц меняют пароли и которые не будут использовать эти данные для каких-то других целей, – говорит правозащитник.

В законопроекте прописано, что госорганы, хранившие дактилоскопическую информацию о лицах, подозревавшихся или обвинявшихся в совершении уголовных преступлений и оправданных, должны уничтожить её. Сделать это они обязаны в течение года после прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям или вынесения оправдательного приговора. Однако и здесь возникает масса вопросов.

– Если несовершеннолетний снят с профилактического учёта, и он, и его родители захотят, чтобы спецрегистрация была аннулирована. Или с человека снимается судимость, или сотрудник правоохранительных органов увольняется с места работы – что будет с данными, собранными с этих лиц в рамках обязательной дактилоскопии? На примере собственной ситуации: с меня сняли отпечатки пальцев, и где гарантия, что эти данные будут уничтожены после снятия с меня судимости? Как я проверю, что всё уничтожено? – Никак, поскольку нет механизмов, которые позволяли бы эффективно контролировать этот процесс. Это касается всех персональных данных. К сожалению, в условиях широко развитой коррупции гарантировать ничего не возможно, – отмечает Евгений Жовтис и напоминает, что в республике, как и на почти всём постсоветском пространстве, продолжается торговля различными базами данных на граждан.

– Наши данные кочуют между всеми силовыми структурами при необходимости или даже без оной. Данные о нашем местонахождении вроде бы собирают Минюст и управление миграционной полиции. Но эти сведения вы можете купить на любом чёрном рынке. Или данные о финансовом положении, об экономическом состоянии, которые вроде собирают для благих целей налоговые органы. Где гарантия, что оттуда они не попадут в полицию, а после – ещё к кому-нибудь, или наоборот? И начнёт всё это дело крутиться. Или если эти сведения попадут к конкурентам, у нас ведь бизнес с властью крепко связан, что тогда? – задаётся вопросом правозащитник.

Поэтому для того, чтобы очередное благое намерение не привело к ситуации: «Хотели как лучше – получилось как всегда», вновь подчёркивает эксперт, нужно прописать чёткие защитные процедуры, не ставя телегу впереди лошади.

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.