Вы здесь

Нужна консолидация усилий

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Снизить нагрузку на бюджет и улучшить криминогенную обстановку в стране, развить предпринимательство и оказать социальную поддержку определенным слоям населения предлагает главный надзирающий орган страны. О том, как это предполагается осуществить в рамках одного проекта, нам рассказал заместитель Генерального прокурора Республики Казахстан Жакип АСАНОВ.

Снизить индекс тюремного населения

— Жакип Кажманович, в условиях определенного влияния мирового кризиса на отечественную экономику снижение нагрузки на госбюджет приобретает особую актуальность. Каким способом предполагается этого достичь?

— Наше государство выбрало курс — сильная пробация и непереполненные тюрьмы. Именно поэтому I-й форум тюремной реформы в 2013 году инициировал проект «10 мер по снижению «тюремного населения». Что он нам дал?

В 2014 году суды стали больше назначать альтернативные наказания, и уже в 2014 году их доля составила 65%, а лишение свободы сократилось до 35%. Это рекордно минимальный показатель за всю историю страны, включая и советский период. То есть пошагово и системно мы движемся к тому, что тюрьма, действительно, становится крайней мерой, как предписывают международные стандарты.

Больше стали выпускать условно-досрочно, либо менять наказания на другой вид, не связанный с лишением свободы. Кроме того, во время следствия прокуроры чаще стали применять залог, чем арест. Если за 2012-й год залог избирался 20 лицам, то за 2014-й — в 185 раз больше. За 5 месяцев 2015 года залог применен столько, сколько за весь прошлый год. А ведь арестованные до суда тоже в активе «тюремного населения», как и лишенные свободы.

В результате за полтора года с момента презентации «10 мер» «тюремное население» уменьшилось на 5 тысяч, или на 10%, и впервые в истории Казахстана «тюремное население» стало меньше 45 тысяч заключенных.

— А во сколько обходится содержание осужденных государству?

— Условия отбывания наказания в колониях улучшаются с каждым годом, и прежде всего, за счет огромных бюджетных денег. К примеру, за 5 лет расходы на питание увеличились в 2 раза.

Так вот, содержание только одного осужденного обходится в 750 тыс. тенге в год. Вот и посчитайте, сколько удалось сэкономить бюджету только за полтора года. Это же миллиарды тенге.

В целом задача-минимум — до конца 2015 года вывести Казахстан из ряда 50 государств, лидирующих по «тюремному индексу», а в долгосрочной перспективе — выйти из первой сотни таких государств. Почему? Потому что низкий тюремный индекс — это индикатор эффективности правосудия, безопасности общества и инвестиционной привлекательности государства.

Но при этом хочу подчеркнуть, сокращение численности заключенных — не самоцель. Это не должно ослабить общественный порядок и снизить уровень защищенности прав граждан.

Избавить от порочного пристрастия

— Расскажите о новом проекте — «Занятость в колониях-2017», который стартовал в декабре прошлого года.

— Дело в том, что международные акты требуют не только хороших условий содержания и соблюдения прав. В Минимальных стандартах ООН целый раздел посвящен трудозанятости и концептуальных моментов здесь три: все заключенные обязаны трудиться; их надо обучать полезным ремеслам; им должна выплачиваться справедливая оплата.

— А какова текущая ситуация в наших колониях?

— Сегодня там 39,5 тысячи заключенных, из которых 64% трудоспособных. При этом оплачиваемая работа официально лишь у 50% трудоспособных.

— И к чему приводит такая ситуация?

— В тюрьме меняются общественные установки. Ничего не делая, заключенный не обретет желания к труду, тем более, если для этого нет условий. Незанятый человек — легкая добыча для воровского мира, экстремистов, тюремной субкультуры. Отсюда — аморальное поведение, отказ от работы, нарушения режима, новые преступления. Безделье в колониях активирует стремление к «легкой жизни» и за их воротами.

Здесь точно звучат слова великого Абая: «Одна из причин пристрастия людей к порочному — безделье».

Жизнь за решеткой «ломает» и тех, кто на свободе слыл «трудягой». Обладавшие хоть какими-то навыками напрочь утрачивают их в тюрьме и превращаются в иждивенцев.

Не стимулирует к труду и средняя зарплата в 9 тысяч. Труд за копейки лишает мотивации.

А ведь при этом 5 тысяч заключенных имеют долг на 29 млрд тенге, более половины из которых — государству. И погашено менее 1%.

Семьи осужденных, как правило, бедны. Помогать родственнику в колонии для них изнурительно и часто приводит к еще большему обнищанию и высокому риску преступности других членов семьи. Если же у заключенного есть работа, то он может помочь близким, погашать ущерб и выйти условно-досрочно.

— Почему сложилась такая безрадостная картина и как решать эту проблему?

— Мы определили причины, почему в колониях плохая картина занятости, и выработали комплекс нужных мер. Они и раскрыты в проекте «Занятость в колониях-2017», цель которого — до 2018 года довести занятость трудоспособных заключенных до 75%.

За эти три года надо успеть откорректировать законы, вернуть активы колониям, адаптировать и персонал, и контингент к новым условиям, и, конечно, достичь результатов по занятости.

Вначале нужно решить главную задачу — вернуть производство под управление колоний. Это общепринятая международная практика. ООН прямо рекомендует: «Руководство промышленным и сельхозпроизводством возлагать на тюремное управление, а не на частных подрядчиков». В Германии, Швеции, Франции, Финляндии, России, Узбекистане полномочия по организации труда находятся именно в ведении начальника колонии.

В чем интерес бизнеса

— Зачем справедливо оплачиваемый труд осужденным, понятно, но для чего предпринимателям работать с колониями? Насколько им это может быть выгодно?

— Даже если абстрагироваться от такого понятия, как социальная ответственность бизнеса, нельзя не учитывать, что производство в колониях может быть очень прибыльно. К сведению, российские пенитенциарные учреждения в год реализуют продукции на $ 700 млн.

Но почему наш бизнес не спешит работать с учреждениями КУИС? Да потому что для них при этом нет никаких льгот и преференций. А вот, например, у наших партнеров по ЕАЭС — в Беларуси предприятия УИС не платят земельный налог, КПН, НДС и у них трудоустроено 93% заключенных. В это связи все предложения, стимулирующие бизнес, мы представили в профильный комитет.

Для максимальной занятости заключенных объем ежегодных заказов должен быть примерно 53 млрд тенге, а сегодня он в четыре раза меньше. Резонно возникает вопрос о госзаказе, который, например, в соседнем Узбекистане дает 80% трудозанятости.

— Но откуда взять такие объемы для «тюремного» производства?

— Они найдутся. Например, в 2014 году на обеспечение МВД и ВС РК форменным обмундированием и вещевым имуществом из казны было выделено 25 млрд тенге. Почему бы в рамках оборонного заказа не закупать их у учреждений КУИС? Только одно это решило бы половину проблемы. Безусловно, при этом необходимо качество, которое можно обеспечить, привлекая независимые службы ОТК.

Ожидается, что КУИС и Нацпалата «Атамекен» выработают предложения о мерах господдержки трех сторон «Бизнес-Заключенный-Колония», закрепив их в программных документах, таких как «Дорожная карта бизнеса-2020», «Производительность-2020», «Экспорт-2020» и др.

На основе Проекта «Занятость в колониях-2017» мы разработали и предложили правительству утвердить План по его реализации. Предусмотренные в нем меры выстроены в духе современной социально-экономической политики Казахстана. И если будут решены концептуальные вопросы, то следующий шаг — это определение экономических ниш, выбор конкретных направлений производства для каждой колонии с учетом их мощностей и спроса рынка.

Учение и труд

— Однако нельзя не учитывать тот факт, что многие осужденные даже имея желание работать, не имеют соответствующего образования и подготовки. Как они смогут конкурировать с «вольными» предприятиями?

— Это, действительно, проблема. Производство не может обойтись без квалифицированных кадров. Вряд ли бизнес станет тратиться на обучение. Поэтому МВД и акиматы должны приложить максимум усилий, причем не только в покупке учебных пособий, но и в улучшении базы колледжей при колониях, и надбавке к зарплате преподавателям.

Отсюда вытекает и следующий проблемный вопрос — реабилитация в обществе и трудоустройство. Более половины осужденных отбывают наказание по месту жительства и после освобождения, как правило, останутся дома. Однако по закону акиматы не обязаны содействовать трудозанятости заключенных. Этого нет и в «Дорожной карте занятости-2020», хотя они тоже могли бы стать целевой группой этой Программы.

Но у каждого десятого заключенного нет никакого образования, а трое из десяти не имеют специальностей. Да и те, у кого есть специальность, не могут трудоустроиться, так как их профподготовка не учитывает реалии рынка.

Таким образом, мы получаем рецидив, и сейчас в колониях более 40% тех, кто по два и более раза был приговорен к лишению свободы. И по сути дела, пока пенитенциарная система работает по принципу «вращающейся двери». В 2015 году свыше 10 тысяч выходят на свободу. Без денег некоторые из них, скорее всего, пойдут по накатанной дорожке. Как говорится, «украл — выпил — в тюрьму». И потому вопрос их трудоустройства — это не только социальный момент, но и фактор, влияющий на криминогенную обстановку.

— Жакип Кажманович, но законодательные меры потребуют много времени, а для быстрых результатов нужно уже сегодня создавать какие-то прикладные наработки.

— Генеральная прокуратура с PRI разработала написанное легким и доступным языком пособие «100 дел для заключенных». Каждому делу 2-3 страницы — как начать и вести, его тонкости, секреты, упрощенный расчет. То есть это виды индивидуальной деятельности, которыми может заняться каждый заключенный внутри колоний. Задача данного пособия — воздействуя на сознание заключенных, пробудить у них интерес к делу, направить их энергию в нужное бизнес-русло.

Кроме того, мы предложили МВД и КУИСу создать Информационную базу «Занятость в колониях» и детально расписали, что там могло бы быть. Там идет речь о потребительском спросе, об идеях бизнеса как внутри колонии, так и после освобождения, о том, как законно найти на него деньги и т.д. Понимая, что многие заключенные и даже администрация колоний отнесутся к идее бизнеса скептически, мы нашли живые примеры, когда экс-заключенные завели свое дело и стали успешными людьми. На основе этого сверстали «14 историй успеха бывших заключенных», чтобы опыт знакомых вдохновил остальных заняться законным делом.

Создание такой справочной базы важно, как минимум, с трех точек зрения. Первое — заключенные будут обеспечены полной информацией, как открыть и вести свое дело. Второе — это поможет оценивать уровень и качество работы колоний, а их начальники начнут конкурировать между собой и постоянно доказывать профпригодность. И третье — справочная база позволит формировать у заключенных навыки поиска и создания легитимных источников дохода, «будить» их бизнес-мышление.

Безусловно, здесь многое зависит от руководителей МВД, КУИС, начальников колоний, от их усилий и желаний и совести. Именно они обязаны создать условия для самореализации заключенных и не «рубить» их бизнес-инициативы на корню.

В целом все наши предложения нацелены на повышение эффективности пенитенциарной системы, обеспечение конституционных прав осужденных, их реабилитацию и возврат в общество людей, твердо вставших на путь исправления.

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.