Вы здесь

Мир не должен быть “худым”

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Казахстанские суды завалены бытовыми и уголовными делами - ежемесячно “люди в черном” рассматривают от 60 до 150 дел. И эта цифра постоянно растет, причем треть всех тяжб связана с коммунальными проблемами. Ежегодно 90 тысяч жалоб поступает на решение судов и судисполнителей. О какой гуманизации уголовной системы можно говорить, если полицейские заинтересованы в том, чтобы непременно передать дело в суд? О том, как изменить ситуацию, своим мнением в интервью газете “Время” поделился заместитель генерального прокурора Жакып АСАНОВ (на снимке).

- В лихие девяностые споры между коммерсантами решали братки на тонированных “шестерках”. Те времена уже давно позади: теперь принято устраивать разборки в судах. Правда, что наша судебная система не справляется с наплывом дел?
- Мы не смотрим на мир сквозь розовые очки. Да, упомянутые вами подходы мафиозных “крестных отцов” удалось минимизировать. Но если мы ушли от Сциллы преступного “правосудия”, то теперь наша правовая система столкнулась с Харибдой - перегруженностью. Судите сами: в прошлом году наши суды рассмотрели около миллиона дел - административных и уголовных, различных исков. За этими сухими цифрами - права и интересы как граждан, так и предприятий, которые нельзя игнорировать. С одной стороны - наше государство развивается, возникают хозяйственные споры, межличностные конфликты, преступные проявления. Через это проходили все самые развитые страны мира. С другой стороны - не надо думать, что все само собой рассосется. В последние годы в различные судебные процессы у нас было втянуто до двух миллионов человек, а это четверть экономически активного населения! Нормальный человек вряд ли добровольно пойдет в суд. Получается, люди вынуждены обращаться к Фемиде ради разрешения своих споров.
Другой вопрос, что традиционные бюрократические механизмы, существующие еще с советских времен, вольно или невольно замедляют принятие окончательного решения. Вороха бумаг не способствуют качеству. И находятся деятели, использующие это в корыстных интересах.
Только в прошлом году суды и органы прокуратуры получили 90 тысяч жалоб на судебные акты. Причем есть обида на государство даже у тех, кто выиграл спор: ведь многие судебные акты просто не исполняются. Почти 30% гражданских дел - это коммунальные споры. Взять, к примеру, перепланировку квартиры. Из-за немыслимо сложных процедур в судах зависают тысячи дел. Та же картина - с делами в сфере семейно-бытовых отношений.
- Что делать? Увеличивать армию судей, прокуроров, следователей?
- За пять лет объем гражданских дел в Казахстане вырос на 40%. Число дел в судах в первом квартале текущего года уже возросло на 15%. Сегодня на одного судью в месяц приходится 60 процессов, а в Алматы и Астане еще больше - 150! Представьте себе: за один день судья проводит 7 процессов и по каждому должен оформить массу документов. А ведь каждый вопрос сугубо индивидуален. Это не конвейерное производство - это человеческие судьбы, это вопрос существования предприятий и многое другое. К тому же судьи ограничены небольшими процессуальными сроками. Высока нагрузка на прокуроров и судисполнителей. К примеру, один помощник прокурора одновременно задействован в процессах трех-четырех судей.
Но я не считаю, что надо увеличивать штат госслужащих. Это ведь нагрузка на бюджет, отвлечение средств от других программ. Есть другие возможности. В их числе - институт медиации, то есть внесудебного примирения.
- Насколько это эффективно в наших условиях?
- За полтора года с момента принятия стартовой законодательной платформы у нас в республике профессиональными медиаторами разрешено менее одной тысячи гражданских споров. В сравнении с общим числом исков - это капля в море. Такая же картина и в уголовном процессе, где в порядке медиации прекращено 122 уголовных дела - 0,03%. А теперь сравним эти показатели с другими странами. В Европе и США внесудебным примирением заканчиваются около 90% исков и споров, в Словении - 40%, в Китае - 30%. И объясняется это тем, что государство не может быть арбитром всех разногласий, возникающих в социуме. Я вам приведу простой пример. В Южно-Казахстанской области один мужчина хотел купить у другого дом. Отдал ему задаток, но получить ипотеку не смог, после чего попросил свои деньги назад. Продавец отказался их отдавать. В итоге они прошли все инстанции, в конфликт втянуты судебные исполнители, прокуратура, Верховный суд! Разбирательством этого дела занимаются уже 6 лет. И точка не поставлена. И таких историй масса. Было бы гораздо лучше, если бы стороны примирились. Неважно - сами или через медиаторов.
- Но раз мы решили использовать мировой опыт, то почему не проводим нормальную работу по внедрению медиации в Казахстане? 
- Первопричина - критерии оценки работы правоохранительных органов и судов. Для следователей главный показатель - направляемость дел в суд. Какой резон примирять конфликтующих, если это ухудшает твою статистику?
Мешают и недостатки законодательства. Гражданский процессуальный кодекс может даже провоцировать судебные процессы, так как ориентирует судей на быстрое принятие решения, а не на примирение конфликтующих.
Возьмем главу “Подготовка к судебному разбирательству”. Именно на этой стадии шансы на примирение наиболее велики. Однако для подготовки дела у судьи всего... семь дней! Этого явно недостаточно, чтобы стороны услышали друг друга и договорились о приемлемых вариантах разрешения спора. К тому же судья не обязан вызывать ответчика на этой стадии, что исключает возможность встречи сторон. Итог - многомесячные тяжбы.
- А насколько конфликтующим это надо? Может, я принципиально хочу засудить своего врага-оппонента?
- Да, многие из нас бывают недостаточно объективными, люди склонны делить мир на правых и виноватых, на “красных” и “белых”… Но в жизни ведь все несколько сложнее. То, что сегодня кажется правильным, завтра может приобрести другой оттенок. Развитые государства проходили через это и пришли к выводу: компромисс во многих вопросах, особенно в хозяйственно-имущественных аспектах, возможен всегда.
Есть ведь и многовековой опыт наших предков. Казахская народная пословица гласит: “Жаќсыныњ ќасиеті - жарастыру, жаманныњ ќасиеті - таластыру” (мириться лучше, чем конфликтовать).
А что получается на практике? На почве незначительных конфликтов заклятыми врагами могут стать даже родные братья, отец и сын, мать и дочь. На мировое соглашение стороны идут неохотно, так как в ходе процедур накапливается багаж материальных и моральных издержек. В результате миром в судах заканчивается лишь 3% всех гражданских дел...
- Цифры, конечно, “говорящие”. Но что с ними делать?
- Не думайте, что мы просто занимаемся самокритикой, арифметикой для галочки, а все остается по-прежнему. Энтузиасты этой реформы есть и в Верховном суде, и в Генеральной прокуратуре, и в Министерстве юстиции... Уже разработан пакет соответствующих системных законодательных и организационных мер.
Возьмем уголовный процесс. 90% регистрируемых преступлений подпадают под ту категорию, по которой возможно примирение сторон. И первое, что следует предпринять, - прекратить оценивать работу следствия и дознания по числу дел, направляемых в суд. Прекращение дел за примирением сторон должно стать индикатором их работы. Аналогичные подходы нужны при оценке качества работы прокуроров и судей.
- А вы не боитесь, что следователи и дознаватели просто примут чью-либо сторону и начнут прессовать потерпевших и подозреваемых, склоняя их к скоропалительному примирению?
- Да, основание для таких сомнений есть. Но есть и мировой опыт - нужно создать условия для того, чтобы каждая сторона добровольно и свободно могла выражать свою волю на примирение, четко осознавая последствия прекращения дела по нереабилитирующим основаниям.
Одной из мер могло бы стать утверждение текста специального протокола о разъяснении прав на примирение, написанного простым и доступным языком. Его нужно вручать сторонам на начальном этапе уголовного процесса. Ведь именно то, что люди не знают своих прав, - причина многих злоупотреблений правоохранителей.
Предлагается также четко определить порядок заключения мирового соглашения, права и обязанности сторон и условия достижения примирения, формы, сроки и способы возмещения причиненного вреда и другие важные моменты.
- А как быть с гражданскими делами?
- Здесь тоже можно расширить категории споров, требующих обязательного досудебного урегулирования, детально регламентировать вопросы заключения мирового соглашения, расширить сферу применения приказного производства и т.д.
К примеру, по семейным, трудовым и договорным спорам между гражданами можно ввести обязательное досудебное обращение к медиатору. А споры между бизнесменами разрешать с помощью Национальной палаты предпринимателей. По налоговым и таможенным апелляциям - создать площадку из представителей госорганов, бизнеса и независимых экспертов. В банковской и страховой сферах можно задействовать потенциал корпоративного омбудсмена. Жилищно-коммунальные споры предварительно рассматривать в соответствующих комиссиях при акиматах.
То есть досудебное урегулирование споров - не просто обмен взаимными претензиями, а полноценная примирительная процедура с участием профессионального посредника. Такой мир, вопреки распространенной поговорке, не должен быть “худым”.

Беседовал Михаил КОЗАЧКОВ

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.