Вы здесь

Медиация: мирно – о спорном

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Помощь в урегулировании трудовых споров может оказать медиация.

«Целесообразно принять и ввести в действие справедливые законы и четкие правовые нормы предупреждения, регулирования и разрешения конфликтных ситуаций, а также функционирования всей системы социальных отношений», – отметил Глава государства в своей программной статье «Социальная модернизация Казахстана: Двадцать шагов к Обществу Всеобщего Труда». Подспорьем в этом может стать медиация.

Масштабное использование компромиссных подходов – один из ключевых мировых трендов. Практика досудебных разрешений конфликтов в сфере бизнеса, внутри компаний и в трудовых отношениях все более востребована участниками переговорных процессов. Набирает она обороты и в нашей стране. Для многих это просто оптимальный выход: легче договориться, чем втягиваться в затяжные судебные разбирательства.

Карт-бланш этому способу урегулирования конфликтов дал принятый два года назад Закон «О медиации», регламентирующий разрешение спорных вопросов с участием посредника. Не новость сейчас и то, что юристы медиативный пункт все чаще включают в договоры и обсуждают условия его применения.

Зачастую обычное наказание, по мнению юристов, не является достаточно эффективным, поскольку многие, особенно молодые люди, его не боятся. В качестве альтернативы им предлагается медиация, когда с участием специалистов проводятся встречи обвиняемых и пострадавших.

В ходе подобных встреч обсуждаются различные аспекты: почему это произошло, какое страдание потерпел потерпевший, что можно сделать, чтобы загладить вред перед пострадавшим. Большое психологическое воздействие оказывает даже не результат, а сам процесс подобного общения. Ведь многие из нас не любят судиться и готовы к мирным «переговорам» с учетом интересов сторон, но тем не менее из-за незнания казахстанцы зачастую не задумываются о преимуществах медиации.

В прошлом году суды республики рассмотрели около миллиона дел (600 тыс. исков, свыше 300 тыс. административных и около 40 тыс. уголовных дел), «втянуто» в судебные процессы было как минимум 2 млн. человек – четверть экономически активного населения страны. Статистика, что и говорить, удручающая. Причем за этими сухими цифрами – права и интересы как граждан, так и предприятий. А между тем часть конфликтов и споров вполне можно было бы урегулировать с помощью медиации.

Не будем забывать и о том, что число обращений в суд из года в год увеличивается. За пять лет объем гражданских дел вырос на 40%. На одного судью в месяц приходится 60 процессов, а в Алматы и Астане – по 150. То есть за один день судья проводит 7 процессов, и по каждому должен оформить массу документов. Будем реалистами – это «конвейер человеческих судеб». К тому же судьи «зажаты» малыми процессуальными сроками и боятся их нарушить. Высока нагрузка на прокуроров и на судоисполнителей. К примеру, один помощник прокурора задействован в процессах трех-четырех судей.

Досудебное урегулирование споров – не просто обмен взаимными претензиями, а полноценная примирительная процедура, при которой не обойтись без профессионального посредника. И подвижки в этом направлении есть. Если в прошлом году с применением медиации рассмотрено 122 дела, то только в первом полугодии этого года – 475.

О том, как медиационные подходы приложимы к нашей действительности, шла речь и на недавнем заседании дискуссионного клуба «Эксперт», на котором в качестве экспертов выступили медиаторы центра социального партнерства ФНБ «Самрук-Казына» Балгуль Амангельдинова и Ирина Виговская. Они рассказали о том, как с помощью медиации удалось в зародыше «погасить» корпоративный спор между одной из компаний «Самрук-Казына» и шестью ее дочерними фирмами.

Спорная ситуация с помощью двух медиаторов была урегулирована в течение 3 часов. Результат впечатляющий. И на предприятиях «Самрук-Казына» не единственный. В случае конфликтной ситуации на помощь предприятиям здесь готовы прийти более 300 медиаторов.

Как отметила Балгуль Амангельдинова, медиация – это четко структурированная процедура, а сам медиатор должен быть стрессоустойчивым и профессионалом высокого класса. По ее мнению, к медиации надо подходить не с позиции разгрузки судей, а как к инструменту, обеспечивающему более комфортный и упрощенный доступ к системе правосудия.

А наглядной иллюстрацией сказанного стал приведенный ею пример. Между арендатором и собственником торгового центра возник судебный спор, который длился чуть ли не 5 лет. За это время стороны сменили 8 адвокатов, однако к согласию не пришли. Медиаторам же потребовалось всего 40 минут, чтобы появился конкретный результат в «неразрешимой» ситуации. Вчерашние «противники» заключили новый договор и сохранили партнерские отношения. Арендатор расширил свой бизнес, причем в том же торговом центре.

– И самое удивительное, – комментирует медиатор, – после завершения процедуры медиации участники посетовали, что не обратились к этому методу разрешения спора раньше.

По мнению Балгуль Амангельдиновой, развитие медиации тормозит отсутствие информации для населения. Порой даже юристы не знают, что это такое.

– Да, нам, профессиональным медиа­торам, – считает она, – надо занимать более активную позицию. Нужно арендовать офисы, как адвокаты, нотариусы, сделать вывески. Медиация расширяет доступ к правосудию отдельных категорий граждан, в том числе из уязвимых слоев населения, но уполномоченные на то государственные органы устранились от ее продвижения, не принимают мер для того, чтобы народ в доступной форме и в достаточном объеме получал информацию.

К примеру, согласно законодательству, судьи, дознаватели, следователи, прокуроры обязаны разъяснять подсудимым, обвиняемым и подозреваемым их право на урегулирование спора в порядке медиации. Акимы не только городов, районов, но и поселков должны формировать и вести реестры непрофессиональных медиаторов и, таким образом, вносить свой вклад в информирование населения о процедуре. Однако на практике этого пока не происходит.

За внедрение медиации выступают и прокуроры. Как считает начальник отдела управления по надзору за законностью судебных актов по гражданским делам Генеральной прокуратуры Марат Абишев, одна из больших проблем – это нагрузка на судей, соответственно – и на прокуроров, ведь существующая система правосудия предусматривает их обязательное участие по отдельным категориям дел. Практически 40 тыс. дел в прошлом году было рассмотрено с участием прокуроров. Отвлекаются значительные силы госаппарата, тогда как все можно было решить во внесудебной сфере.

– Предполагается, что за ближайшие три года количество споров будет сокращено на 30%. При этом имеется ввиду более широкое применение внесудебных процедур по их разрешению. Нам предстоит совершенствовать институты посредничества – использование корпоративного конфликт-менеджмента в крупных компаниях, развитие налоговых, таможенных апелляций с привлечением бизнес-структур, – подчеркнул представитель Генпрокуратуры.

Он напомнил на заседании клуба «Эксперт», что в сельской местности есть советы старейшин, аксакалов, которые пользуются уважением и авторитетом, и они многие споры разрешают на местном уровне.

Разумеется, кто-то может сказать: «Зачем мне посредник? Сам разберусь!». Только вот практика показывает, что такая самонадеянность нередко затягивает правовые конфликты и приводит к тупиковой ситуации. Стороны не могут договориться между собой, и судебные слушания напоминают бразильский сериал. А ведь выход есть – медиация.

Валентина ФИРОНОВА

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.