Вы здесь

Как обуздать барымту

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

В Южном Казахстане, где больше половины населения проживает в сельской местности, одним из самых распространенных преступлений становится кража домашнего скота.

Причины этого явления и способы борьбы с ним наш корреспондент обсудил с Ибрагимом ИМАНОВЫМ, прокурором ЮКО.

– Ибрагим Альжанович, давайте начнем с цифр. Что говорит на этот счет статистика?

– Статистика последних 6 лет свидетельствует о росте скотокрадства более чем на 400%. Если говорить в абсолютных цифрах, то в 2008 году было зафиксировано 353 факта, тогда как в  прошлом году этот показатель вырос до 1 870 случаев. При этом скотоводство – исторически сложившийся способ хозяйствования для сельских жителей, обеспечивающий основной доход семьи. Не случайно исконное приветствие кочевников звучит как: «Мал аман ба?». Скот жив, люди здоровы, значит, все в порядке. Из-за распространенности краж скота селяне терпят большие убытки, у многих из них просто опускаются руки.

– Могли бы вы перечислить основные причины того, почему скотокрадство не только не снижается, но из года в год идет постоянное увеличение подобных краж.

– На мой взгляд, есть несколько причин данного вида преступлений, независящих от деятельности правоохранительных органов. И в первую очередь – это халатное отношение к собственности самих владельцев, допускающих бесконтрольный выпас скота. Скот по-прежнему безнадзорно бродит по полям и поймам, давая повод лихим людям для воровства. Удивительная беспечность для сельчан, многие из которых живут за счет своего подворья! Выпустили табун за околицу аула и – забыли. Бери и угоняй или грузи на автомашину и увози. Порой ущерб  доходит до нескольких сот тысяч, а то и миллионов тенге. Деньги для села огромные. Если прибегнуть к статистике, то 70% краж скота приходится как раз на такие вот вольные пастбища. И только в 30% случаев животных угоняют из загона или сарая.

– Наверное, если скот без присмотра на выпасе, то и пропажу хозяева могут обнаружить далеко не сразу?

– В том-то и дело, что порой после кражи проходит достаточно много времени, и найти какие-либо улики уже сложно. Более того, зачастую владельцы скота сначала ведут самостоятельные поис­ки пропавших животных и только в случае неудачи обращаются за помощью в правоохранительные органы. Ситуацию усугубляет, как правило, и то, что хозяева толком не знают, сколько похищено скота, когда и откуда точно совершена кража. Между тем воры работают очень изощренно в сговоре с преступной группой, в которую входят забойщики, скупщики и реализаторы мяса. Поэтому искать их без участия опытных полицейских – сложно и опасно. Несвоевременное же обращение граждан в органы внутренних дел по фактам пропажи и кражи скота тоже в итоге затрудняет поиски. Кража и сбыт скота происходят в течение считанных часов, и искать улики затруднительно. Оперативно-розыскные мероприятия по «горячим» следам куда более эффективны: раскрывается до 85% краж, нередко скот удается вернуть хозяевам. Когда время упущено, раскрыть получается всего пятую часть дел. Бывают ситуации, когда сообщают о краже, а при выезде это не подтверждается – скот не пропал, а пасется без присмотра где-нибудь в дальних тугаях. Таким нерадивым скотоводам стоит помнить о немалых затратах, которые несет полиция при проверке этих сообщений. Поэтому надежная охрана скота, круглосуточный контроль на выпасах, укрепленность мест содержания – основная гарантия обеспечения сохранности.

Хотел бы также акцентировать внимание еще на ряде причин, способствующих распространению барымты. Это полное игнорирование правовой базы, обязывающей владельцев и руководителей хозяйств, органы местного самоуправления и акиматы районов организовать выпас, учет, таврирование, биркование и паспортизацию скота. То же касается и предприятий, коммерческих структур и отдельных лиц, осуществляющих прием и реализацию мяса похищенного скота. К тому же у скотокрадства, как и у большинства имущественных преступлений, социальные корни: кражи скота чаще всего совершают молодые парни, не имеющие постоянной работы и стабильного источника дохода.

– Казалось бы, выход лежит на поверхности: наймите тех самых безработных молодых парней, платите им деньги, и пусть они пасут общественное стадо. У них будет зарплата, а домашний скот – под присмотром и в безопасности. Или не так?

– Я часто выезжаю в районы, бываю в сельской местности и вижу, что молодежь не очень стремится идти работать в сельское хозяйство, в частности животноводство. Нет мотивации. Вспомните, как было раньше: чабан – уважаемый человек, его выдвигают в депутаты, дают государственные награды, он сидит в президиуме. Люди гордились своими успехами, старались создавать чабанские динас­тии, передавая из поколения в поколение тонкости профессии. Сейчас это оказалось никому не нужным, а домашний скот превратился в разменную монету и объект преступлений.

Нежелание трудиться, поиск легкой наживы, неудовлетворительная организация коллективного выпаса и слабая профилактическая работа со стороны сельских и районных администраций – это еще одна из причин, способствующих росту скотокрадства. Каждый человек, который  занимается скотоводством, должен охранять свое имущество. Это же элементарно. У наших же жителей аула бытует иждивенческая психология: потерялся скот – ищите, а я буду писать жалобы, упирая на то, что полиция плохо работает. Мне кажется, что необходимо в корне менять подобный подход. Нет паспорта на животное, не установил своевременно чип, отпустил без присмотра на пастбище – пеняй на себя. Необходим целый комплекс мер как со стороны собственника, так и со стороны органов государственного управления, направленных на устранение причин, способствующих краже скота.

– У вас есть свой рецепт того, как исправить ситуацию?

– Сейчас есть все условия для того, чтобы объединить собственников скота, создав в каждом ауле на базе сельских потребительских кооперативов крупные животноводческие комплексы. Всю организационную работу можно было бы поручить СПК «Шымкент». Создание таких ферм позволит собрать общественное стадо в одном месте и обеспечить тем самым местных жителей  работой. Так будет легче оказывать ветеринарную и зоотехническую помощь, обеспечить охрану и необходимый уход, наладить переработку молока и мяса. Видя такую четко выстроенную систему, люди, уверен, согласятся на укрупнение.

Об этом я говорю постоянно. Поднимал вопрос и на расширенном заседании коллегии, на котором рассмотрены результаты проверки состояния работы правоохранительных и уполномоченных государственных органов по профилактике преступлений, связанных с кражей скота. На заседание мы пригласили также депутатов областного маслихата, членов общественного совета при прокуратуре области, всех акимов и руководителей областных департаментов и управлений. На совещании отмечалось отсутствие надлежащего конт­роля над  исполнением плановых мероприятий по борьбе со скотокрадством, неправильная организация работы участковых инспекторов, отсутствие специальных подразделений по выявлению и расследованию данного вида преступлений.

Поднимался также вопрос об отсутствии контроля на трассах республиканского значения. После того как убрали межрайонные стационарные посты полиции, нет преград для незаконной перевозки краденого скота. Критике также подверглась неправильная организация работы уполномоченных органов по идентификации сельскохозяйственных животных, несоответствие предъявляемым требованиям рынков, убойных цехов и загонов для скота.

Коллегия указала на необходимость повысить эффективность профилактики скотокрадства. Для этого необходима координация дея­тельности всех заинтересованных органов, включая разъяснительную работу среди населения, которую должны проводить участковые инспекторы и акимы сельских округов. 

– Ибрагим Альжанович, какие меры вы склонны считать эффективными в борьбе со скотокрадством?

– Подход должен быть комплексным, только тогда можно говорить о действенности  принимаемых мер. Я уже выходил с предложением и продолжаю настаивать на том, что мы сможем существенно сократить скотокрадство, если примем волевое решение, запрещающее регистрировать кражи скота, не имеющего паспорта, учетных данных и обязательной регистрации в местных органах власти. И не потому, что перестанем регистрировать кражи. Эта мера дисциплинирует людей. Поднимет их ответственность. Необходимо разработать и утвердить новый план по проведению идентификации сельскохозяйственных животных с их своевременным занесением в базу данных, привести в соответствие со стандартами убойные цеха, загоны для скота и законодательно оформить работу рынков скота. На Южный Казахстан приходится две трети подобных рынков, и их деятельность должна быть регламентирована.   

Считаю необходимым восстановить посты, которые будут снабжены электронной базой данных по учету скота. Только так можно отслеживать перемещение животных. Это позволит выявлять  домашних животных, перевозимых без документов, чтобы затем проверить законность их транспортировки.

Не обойтись без организации ночных патрулирований на дорогах республиканского и межрайонного значения. К примеру, в результате ночных патрулирований, организованных прокуратурой Казыгуртского района, была задержана группа лиц, совершившая за последние 2 года 12 краж скота. Всего подобные рейдовые проверки, проведенные в Арысском, Ордабасынском, Казыгуртском районах, позволили выявить и задержать 6 преступных группировок, занимающихся скотокрадством.

Не менее важен и вопрос создания специализированных мест временного содержания животных, выявленных в ходе рейдов и доставленных сотрудниками полиции для проведения проверки. Такие пункты уже организованы в селе Абай и городе Сарыагаше. Акиматом района выделено на эти цели 2 миллиона тенге.

Это очень важный аспект, ведь теперь полицейскому нет необходимости ломать голову над тем, куда девать на время проведения проверки подозрительный скот, чем его кормить и прочее. Места временного содержания животных круглосуточно охраняются, оснащены видеонаблюдением, заготовлено достаточное количество кормов и воды, что позволяет содержать животных даже длительное время. Аналогичная работа разворачивается и в других районах.

– Как местные жители реагируют на подобные задержания живого груза?

– По-разному, но нам бы хотелось, чтобы люди поняли, что это делается для их же блага. Если при перевозке есть все необходимые документы на животных, то у перевозчика никаких проблем нет. Так что в интересах самих же сельчан оформить паспорты на домашних животных и не забывать их дома при транспортировке. Очень часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда владельцы не могут указать приметы пропавшего скота, что также затрудняет поиск. В паспорте животного все это отражено, и избавляет полицейских от необходимости тратить время на выяснение очевидных вещей.

– Часто приходится слышать жалобы полицейских на то, что они, дескать, тратят время и деньги на поиск пропавшего скота, но стоит задержать подоз­реваемого, как тут же потерпевшие бегут в полицию с заявлением о примирении и просьбой отпустить барымтача.

– На юге это довольно распространенное явление. К примеру, в Сарыагашском районе в прошлом году зарегистрировано более 300 краж скота. В суде рассмотрено 18 уголовных дел, фигурантами по которым проходили 27 человек. Итогом их рассмотрения в суде стало вынесение условного наказания по одному уголовному делу. Еще по одному делу 2 граждан осуждены к различным срокам лишения свободы. По 4 уголовным делам 7 подсудимых осуждены к ограничению свободы. По 12 в отношении 17 лиц прекращены уголовные дела по нереабилитирующим основаниям. Кроме того, 15 уголовных дел в отношении 15 обвиняемых прекращены в связи с примирением сторон и возмещением ущерба потерпевшим.

Получается, что реальное наказание понесли только 2 человека. Все остальные выпущены на свободу еще на стадии следствия по примирению сторон. Конечно, никто не вправе препятствовать тому, что кто-то кого-то решил простить и примириться с человеком, совершившим кражу скота, но при этом оказавшимся родственником потерпевшему. Однако, как показывает практика, преступники, избежавшие наказания, даже не успев почувствовать всю меру ответственности, через некоторое время вновь идут на совершение аналогичных преступлений. Люди должны помнить об этом, прежде чем принять решение о прощении барымтача. Подобные ситуации из разряда тех, которые имел в виду Глава государства, призывая культивировать в обществе нулевую терпимость к преступности. Если человек не получает должного наказания, это неизбежно вызывает ощущение вседозволенности и создает почву для более серьезных преступлений.

Беседовала Любовь ДОБРОТА, Южно-Казахстанская область

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.