Вы здесь

И рыбку съели, и не сели

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Чем вообще занимается рыбоохрана как структура в целом? Таким вопросом задались участники заседания общественного совета по вопросам эффективности принимаемых мер (а вернее, их отсутствия. – Авт.) в борьбе с браконьерством, прошедшего в прокуратуре Атырауской области. При этом они рекомендовали провести поголовную аттестацию во всех службах, чьи сотрудники обязаны контролировать сохранность рыбных запасов. В отличие от многих выступлений, прозвучавших ранее на самом разном уровне, центральный доклад природоохранного прокурора Кайрата Утеулиева отличался резким подходом и живостью излагаемой темы.

ЧИТАЙТЕ ПРЕССУ ВНИМАТЕЛЬНО, ГОСПОДА!

Природоохранный прокурор отметил рост браконьерства в регионе. За 10 месяцев текущего года зарегистрировано 347 преступлений против 248, выявленных в 2012 году. Разумеется, это всего лишь официальная статистика, на деле же рост и масштабы бесконтрольного вылова рыбы таковы, что «представляют угрозу национальной безопасности». При этом браконьерство тесно связано с контрабандой, незаконной торговлей, организованной преступностью, отмыванием денег и коррупцией.

В качестве примера Утеулиев назвал недавнее задержание оперативниками финансовой полиции инспектора государственного природного резервата «Акжайык», «крышевавшего» браконьеров. Его взяли в ночь на 13 октября с 59 кг рыбы осетровых пород («Браконьерская «крыша», «Мегаполис», 21 октября 2013 г.). В итоге инспектора привлекли к уголовной ответственности за браконьерство и злоупотребление должностными полномочиями. Кстати, расследование уже завершено и дело направлено в суд.

А 10 октября сотрудники управления собственной безопасности ДВД области «хлопнули» местного дорожного полицейского, сопровождавшего в соседнюю область автомашину, набитую осетриной. Расследованием этого коррупционного дела занимается управление специальных прокуроров.

Всего в 2013 году правоохранительные и контролирующие органы Атырауской области из незаконного оборота изъяли свыше 186 тонн рыбы, в том числе 3,7 тонны осетровых пород, а также 25,6 кг чёрной икры.

Вроде бы эти показатели свидетельствуют о неустанном труде местных силовиков, которые глаз не смыкают, дабы поймать побольше расхитителей рыбных запасов страны. Однако...

– Государственные природоохранные органы борьбой с браконьерством занимаются по старинке, с завязанными глазами, когда главное – составление протоколов, а не фактическая борьба с преступностью. Отсутствует гласность, нет аналитических статей в СМИ. В лучшем случае пресса ограничивается поверхностными рассказами о единичных случаях задержания, – заявил Кайрат Утеулиев.

В этом случае советуем пролистать подшивку «Мегаполиса» или просмотреть наш сайт с видеозаписями, где в добром десятке публикаций достаточно ясно сказано, чем на самом деле занимаются некоторые «борцы» с браконьерством. И, как говорится, делайте выводы, господа прокуроры!

КОГДА КВОТА НЕ ПОМЕХА

Общеизвестно, что жители прибрежных домов с помощью самых разных плавательных средств (чаще всего это сколоченные «корыта») промышляют рыбу круглосуточно. Как в черте Атырау, так и в пригородных посёлках. Образно выражаясь, жить у реки и не испить из неё водицы…

Говоря об этом, прокурор почему-то особо выделил район «Торговой базы», предложив организовать там совместный пост водной полиции и рыбоохраны, что, по его мнению, «благоприятно может сказаться на охране рыбных ресурсов».

На фоне того, что Казахстану с 2011 года не выделяется квота на вылов рыбы осетровых пород, во многих атырауских ресторанах свободно подают блюда из осетрины. Рыбу и чёрную икру из-под полы можно купить на рынке «Коктем» в микрорайоне «Авангард». Достаточно, прикинувшись приезжим, пройтись с наводящими вопросами по торговым рядам, и вскоре вас с заговорщическим видом отзовут в сторонку поглядеть на товар. Нередко свежую рыбу можно приобрести, даже не выходя из квартиры. Продавцы сами ходят по домам.

– И здесь можно наблюдать слабую работу правоохранительных органов, – отметил Утеулиев.

СОВСЕМ ЗАЕЗДИЛИ ПЛАСТИНКУ

Вообще периодические совещания на тему борьбы с браконьерством напоминают заезженную пластинку. Особенно, когда речь идёт о слабой материально-технической базе «борцов». Именно на эту беду они привыкли ссылаться в ответ на критику в свой адрес. И эту «песню» ваш корреспондент слышит уже более десяти лет! Похоже, теперь такие отговорки прокуратура больше не берёт во внимание.

– В этом году парк водной полиции обновился быстроходными катерами с мощными моторами. Однако реальных показателей пока не наблюдается. Браконьерством как занимались, так и занимаются. Хотя с таким оснащением можно было бы полностью остановить незаконный промысел, – заявил природоохранный прокурор.

Это был единственный упрёк в сторону водных полицейских, прозвучавший на общественном совете. Зато больше всего досталось рыбоохране как главным «борцам и поборникам сохранности рыбных запасов». Здесь Утеулиев озвучил шокирующий факт:

– За осеннюю путину рыбоохраной не выявлен ни один факт браконьерства. В целом её работа носит формальный характер. За месяц один инспектор выявляет одно незначительное правонарушение, на чём вся его работа заканчивается. От таких работников государству больше ущерба, чем какой-то пользы!

– Зато когда в рейды выезжают сотрудники прокуратуры, то обязательно задерживают браконьеров, хотя в наши обязанности это не входит. Так буквально на днях нами пресечена попытка выезда трёх лодок-байд с тремя моторами каждая, набитых сетями, – отметил Утеулиев.

Ну, как говорится, сам себя не похвалишь – никто не похвалит.

МАЯКОВСКИЙ – РЫБООХРАНЕ

В подтверждение вышесказанному и. о. начальника Урало-Каспийского бассейнового управления по охране и регулированию рыболовства (рыбоохрана) Маншук Темешева, в частности, проинформировала, что на их вооружении нет ни одного морского судна, а денег, выделяемых на ГСМ, едва ли хватает на охрану рыбных запасов реки Урал. И большинство нарушений выявляется в ходе совместной работы с другими правоохранительными органами.

Стоит отметить, что бассейновое управление является меж­областным, в сферу деятельности которого входят сразу три региона: Атырауская, Мангыстауская и Западно-Казахстанская области.

– Береговая полоса рыбохозяйственных водоёмов трёх областей, не считая акватории Каспийского моря, составляет 3901 км, а инспекторов всего 120 человек. На каждого инспектора приходится по 32 км, и обеспечить охрану такими силами практически невозможно. Поэтому требуется коренным образом пересмотреть штатное расписание в сторону резкого увеличения гос­инспекторов, – сказала Темешева.

Озвучив в своём докладе цифровые показатели работы инспекции, глава рыбоохраны, в отличие от прокуратуры, не стала драматизировать ситуацию. Наоборот, «усиление рыбоохранной работы, мобилизация сил и средств значительно повлияли на стабилизацию обстановки».

Оказывается, с охраной рыбных запасов у нас-то всё ok! Или – почти всё.

Так организованы стационарные и передвижные посты, совместные рейды, вертолётные облёты акватории Урало-Каспийского бассейна. А во втором полугодии рыбоохраной было запланировано усиление работы в браконьерских посёлках Жанбай и Забурунье Исатайского района, куда передислоцирован соответствующий отдел рыбоохраны, а райакимат любезно предоставил ему угол. Кроме того, решается вопрос о выделении отделу дополнительных технических средств.

Возникают резонные вопросы: почему работа усилилась именно во втором полугодии? Ведь рыбу ловят круглый год. И где, спрашивается, до этого кочевал отдел инспекции, если только сейчас нашёл своё пристанище в подведомственном ему районе?

И ещё. В связи с имеющимися фактами коррупционных проявлений в рыбоохране стали проводить занятия с личным составом на тему «Что такое хорошо и что такое плохо». Заниматься в «красном уголке» воспитанием взрослых дядей, конечно, хорошо и никогда не поздно! Вот только создаётся впечатление, что это какой-то детский сад, а не государственное ведомство, чьи инспекторы при трудоустройстве проходили аттестацию, где, в том числе, демонстрировали свои знания Закона РК «О борьбе с коррупцией».

 

ПАРТКОНТРОЛЬ – КОСТЬЮ В ГОРЛЕ

В ходе заседания общественного совета мельком вспомнили и о «совместной» работе с партией «Нур Отан», чей антибраконьерский пост по приказу «сверху» закрыт 6-го мая.

Напомним: практически с первых дней существования поста его работники натолкнулись на противодействие практически всех структур, кому хотели посодействовать. И это сопротивление с началом весенней путины-2013 только усилилось. Ещё бы! Настала самая пора заниматься браконьерством, то есть борьбой с ней, а тут появился и лезет куда не надо какой-то партийный контроль.

Обо всех перипетиях этого беспрецедентного противостояния «Мегаполис» писал неоднократно. Не встретив понимания, работники партконтроля вскоре фактически превратились в спецслужбу, занимающуюся оперативно-розыскной деятельностью и негласными рейдами. Помощь в этом оказывали сочувствующие сотрудники правоохранительных структур и работники рыбной отрасли.

Дело кончилось тем, что теперь уже бывший первый заместитель городского филиала партии «Нур Отан» Серик Баймукашев, явно уставший от передряг, назвал главными браконьерами людей в погонах. Проще говоря, назвал вещи своими именами, о чём в принципе и так все знают.

В итоге получивший скандальную известность пост закрыли на том основании, что весенняя путина завершилась («Рыбная мафия победила «Нур Отан?», «Мегаполис», 20 мая 2013 г.).

«Борцы» с облегчением вздохнули. А через пару месяцев ушёл (а может, «ушли»?) со своей должности и сам Баймукашев. О возобновлении деятельности поста никто из властных чинов даже не заикался.

НЕЗАПОВЕДНЫЕ ДЕЛА

Свою порцию критики получило и руководство резервата «Акжайык». Оказывается, как поведал Кайрат Утеулиев, заповедник, расположенный на берегу Урало-Каспийского бассейна, охраняют уволенные по отрицательным мотивам бывшие сотрудники водной полиции и рыбоохраны и даже ранее судимые лица! Как следствие тому – территория заповедника утыкана ставными сетями и вентерями (цилиндрические сетки). Только за два рейда прокуроры обнаружили в заповеднике 4 браконьерских базы.

Впрочем, в том, что творится в заповедных местах, корреспондент «Мегаполиса» лично убедился ещё весной во время негласного рейда, организованного неугомонными работниками поста партийного контроля «Нур Отан». В одном из рыбоходных каналов, соединяющих Каспийское море и Урал, среди раскинувшихся водно-болотистых угодий мы наткнулись на три рыбацких звена ТОО «Тiлекшi». Несмотря на заповедную зону, труженики «голубой нивы» выставили почти 60 вентерей и активно осваивали лимит. Тогда из трёх лодок было изъято более 6 тонн рыбы частиковых пород. И это улов за один только день, а рыбаки же признались, что ловят в заповеднике уже третьи сутки.

Чуть позже в полном бардаке, царящем в устье Урала, смогли удостовериться и члены комиссии из Комитета лесного и охотничьего хозяйства, которые посетили рыбацкий край с проверкой. В ходе одного из рейдов 25 мая визитёрам преградили путь сотрудники рыбоохраны, охранявшие в тот день покой некой VIP-персоны, отдыхавшей в этот день на лоне природы. Дождавшись, пока охраняемое лицо не покинет насиженное место, «борцы с браконьерством» обложили комиссию на прощание матом и умчались на всех парах. Позже за свою несдержанность штрафом в 5 МРП поплатился по решению суда известный сотрудник рыбоохраны Аскар Унгарсынов («Кто хозяйничает в заповеднике «Акжайык?», «Мегаполис», 17 июня 2013 г.).

Повторюсь: всё это опубликовано с видео на сайте «Мегаполиса». Читайте прессу, господа прокуроры, и на многое откроются глаза!

Держа ответное слово, директор ГПР «Акжайык» Елемес Рахметов сослался, в частности, на нищенское существование коллектива заповедника. Пять отделов резервата, финансируемого из Республиканского бюджета, арендуют этаж в здании АО «Дезинфекция», не говоря уж обо всём остальном. Руководство заповедника не раз информировало о своём бедственном положении акимат Атырауской области, Министерство охраны окружающей среды и водных ресурсов и даже премьер-министра Казахстана. Но тщетно. Видимо, заповедник, находящийся под защитой Рамсарской и Боннской конвенций, стране не так уж важен.

Заместитель прокурора Серик Шалабаев во всеуслышание пообещал помочь достучаться до местных и столичных властей через Генпрокуратуру.

А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ

Напомним также, что 26 апреля этого года состояние работы по охране и воспроизводству рыб ценных пород Урало-Каспийского бассейна рассматривалось на заседании коллегии Генеральной прокуратуры.

Как тогда отметил глава надзорного ведомства Асхат Даулбаев, «за три года, прошедшие после межведомственного совещания по вопросам охраны и использования рыбных ресурсов в Урало-Каспийском бассейне, состоявшегося в 2010 году в Атырау, какого-либо зримого улучшения ситуации в этой сфере не произошло. Это в первую очередь стало следствием ненадлежащей организации работы уполномоченных органов, в которой пока больше формализма. Низкой остаётся эффективность деятельности Урало-Каспийской межобластной бассейновой инспекции. К примеру, инспекторы ряда отделов рыбной инспекции с начала прошлого года не выявили ни одного преступления, связанного с браконьерством».

И вот теперь…

– Мы хотели бы услышать о каких-то новых формах и методах работы, – сказал заместитель прокурора Атырауской области Серик Шалабаев, обращаясь к и. о. начальника рыбоохраны. – Судя по вашему выступлению, суть работы сводится к весенней и осенней путине. Но вы же не сезонные работники. Государство содержит вас круглый год!

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если ответ на первую часть риторического вопроса прокуратура фактически озвучила, то со второй его частью несколько сложнее. На совещании звучали предложения об ужесточении ответственности за браконьерство, о необходимости провести аттестацию в рыбоохране, водной полиции и резервате и т. п. Кто-то даже спросил: «Зачем вообще нужна такая рыбоохрана?»

А знаете, что делают в нормальной стране, где выясняется, что какое-то государственное ведомство регулярно не справляется со своими обязанностями, погрязло в коррупции и превратилось в сборище дармоедов на шее налогоплательщиков? Правильно. Его расформировывают или, на худой конец, реорганизовывают.

Поэтому предлагаю смело и на полном серьёзе поднять вопрос о расформировании подразделений рыбоохраны и водной полиции как не справляющихся со своими обязанностями. А у ряда других госструктур ограничить или полностью отобрать контролирующие функции, а также вообще возможность выезда в Каспийское море. И поскольку государство фактически не в состоянии одолеть масштабное браконьерство, необходимо обратиться за помощью к международному сообществу. Пусть высылают вооружённое подразделение «голубых касок», которым «по барабану» коррупционные схемы, казахстанские кланы и другие местные «заморочки».

Проблему надо вырвать с корнем немедленно, разрешив её радикально, раз она не поддаётся традиционному и демократическому воздействию. Как, например, это сделали в Иране, где за браконьерство полагается смертная казнь.

– Мы, конечно, не поддерживаем такие методы борьбы, однако Иран стал мировым лидером по продаже законно добытой чёрной икры. Притом, что в Иране этим бизнесом занимается одна-единственная компания, она производит 54% от общего мирового объёма икры, – отметил Кайрат Утеулиев.

Тут есть над чем призадуматься…

Алексей НАДЫМОВ

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.