Вы здесь

Гражданин, патриот, прокурор

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Раббани Мухамедьяров – когда-то это имя было широко известно в Казахстане среди государственных служащих и работников надзирающих органов, его самоотверженный труд и блестящую карьеру ставили многим в пример.

Он появился на свет в октябре 1908 года в селе Покровка Семеновской волости Акмолинской губернии (ныне Целиноградский район Акмолинской области). О его семье мы почти ничего не знаем, кроме того, что в 1921 году отец – Мухамедьяр Кашов и мать умерли от голода в Акмолинске. Возможно, та же участь ждала и 13-летнего Раббани, ведь не так давно в этих местах отгремели бои гражданской войны, кругом была разруха, голод, болезни. Но главным для людей той поры было принять решение – признать Советскую власть и строить новую жизнь или искать счастья на чужбине и жить там в соответствии с веками установившимся укладом.

Раббани не колебался ни минуты. Советская власть спасла его от неминуемой смерти – он попал в Акмолинскую детскую коммуну, где пробыл до 1924 года. Всем сердцем приняв эпохальные перемены, он стал выстраивать свою жизнь так, как его учили в деткоммуне – жить для своего народа. Первым делом 16-летний подросток вступает в комсомол и становится одним из первых комсомольцев Акмолинска. А заветный комсомольский билет ему вручал тогда основоположник современной казахской литературы, поэт и писатель, государственный деятель, видный член Коммунистической партии большевиков (ВКП(б) Сакен Сейфуллин.

Быть первым – это не только почетно, но еще и обязывает всегда соответствовать высокому званию, а для этого нужны серьезные знания. Мухамедьяров с юных лет всегда и с охотой учился, разумеется, когда поз­воляли работа и обстановка в стране. В 1924–1925 годах он отучился в Петропавловске на курсах делопроизводителей и затем работал в Кургальджино секретарем вол­исполкома. Здесь он получает первый опыт руководящей работы, ведь секретарь, который вел в исполнительном учреждении волости всю административно-техническую работу, был, по сути дела, вторым человеком после председателя.

Зарекомендовав себя порядочным, ответственным и требовательным работником, Раббани получил предложение поработать в органах милиции. Так он впервые приобщился и к службе в органах правопорядка, и впоследствии эти две сферы – исполнительная власть и правоохранительные структуры – стали доминирующими в послужном списке его карьеры.

После шести лет работы в Кургальджино его переводят в Акмолинск, где, оставив милицейскую службу, Мухамедьяров возглавляет рабочий комитет железнодорожной станции. Тогда как раз строилась очень важная железнодорожная ветка Акмолинск – Карталы, и молодому руководителю приходилось много работать с коллективом, чтобы не срывались сроки строительства, а также добиваться у вышестоящего руководства, чтобы его рабочие были обеспечены всем необходимым.

Принципиального и честного председателя рабочкома заметили и дают дальнейший импульс его карьере, на этот раз по партийной линии. В 1931 году Раббани вступает в ряды ВКП(б) и становится номенклатурным работником. Первая должность, которую он занимал в новом качест­ве, – инспектор контрольной комиссии Ебекшильдерского района СКО. В новом качестве Мухамедьяров тоже показал себя достойным и перспективным работником, вследствие чего было принято решение – отправить его на партийную учебу для дальнейшего карьерного роста. Он возвращается в Акмолинск, где с 1933 по 1936 год учится в Высшей коммунистической сельскохозяйственной школе, а затем получает должность первого секретаря Кургальджинского райкома партии. В 28 лет человек возглавляет регион размером с иное европейское государство. Так тогда доверяли молодым руководителям, проявившим себя в деле.

Время руководства Кургальджинским РКП(б) для Мухамедьярова было очень сложным – шли печально известные сталинские репрессии 1937–1939 годов. Тогда находилось немало руководителей, которые в целях повышения "показателей в борьбе с антисоветскими элементами" передавали в руки органов НКВД невиновных людей, порой неугодных им, иногда с целью демонстрации верноподданства.

Пострадали миллионы людей, гибли представители цвета нации. Настоящим ударом для Раббани стало то, что был арестован, а впоследствии казнен как враг народа один из первых руководителей советского Казахстана Сакен Сейфуллин. Но Мухамедьяров не верил этому, считая произошедшее чудовищной ошибкой.

Аксакалы вспоминают, что, не­смотря на давление руководства, он за время работы в районе не отправил за решетку по политической статье ни одного человека. Более того, он, по сути дела, бросил вызов сис­теме, когда в 1938 году женился на известной певице Рабиге Есимжановой, будущей народной артистке Казахстана. Та была вынуждена оставить театр и вернуться из Алматы в родные края после того, как ее бывшего мужа – видного государственного деятеля республики Орынбека Бекова репрессировали и в 1938 году расстреляли. Опасность нависла и над Рабигой Есимжановой как над членом семьи "врага народа". И восхищавшийся ее талантом и красотой, влюбленный первый секретарь райкома предложил ей руку и сердце. Артистка стала отговаривать его, дескать, испортишь себе карьеру, а может быть, и жизнь, – если обоих посадят в тюрьму, но упрямый Раббани не отступился, и красавица согласилась. Их родившийся в непростые времена семейный союз выдержал проверку временем и трудностями.

Тем временем в соответствующие органы поступил сигнал – первый секретарь Кургальджинского райкома женился на вдове "врага народа". Была назначена партийная проверка, и над головой Раббани стали сгущаться тучи. Его с супругой спасло то, что порядочных людей все же было гораздо больше, чем подлых доносчиков и осведомителей. Довольное работой секретаря райкома и верящее ему население избрало его депутатом Верховного Совета КазССР первого созыва. И, кроме того, вызванные в верха представительной власти подруги жены – известные артистки Куляш Байсеитова и Шара Жиенкулова – подтвердили версию, что Рабига Есимжанова и Орынбек Беков развелись еще до ареста супруга. И произошло неожиданное: вместо того, чтобы попавшего под подозрение в нелояльности власти секретаря райкома подверг­нуть хотя бы символическому наказанию, его неожиданно выдвигают на повышение… только по другой линии. Раббани Мухамедьяров назначается заместителем прокурора Карагандинской области по общим вопросам. Так его жизнь оказалась связана с надзорными органами респуб­лики, где он стал одним из первых казахов – прокурорских работников.

Теперь свою принципиальность наш герой демонстрировал и здесь, всеми силами стараясь сделать так, чтобы в места не столь отдаленные попадали настоящие преступники, а не невинно оболганные люди. Ему иногда указывали на "неверный подход" к работе, но он оставался при своем мнении и служил своему народу так, как считал нужным. Оставался человеком честным, порядочным и добрым. И это не могли не заметить его руководители – проработав всего два года, он снова был рекомендован на повышение.

Приведем отрывок из характеристики Мухамедьярова Раббани, данной прокурором Карагандинской области Провильским в ок­тябре 1940 года: "…За короткий период работы в прокуратуре проя­вил себя с положительной стороны, прокурорской работой интересуется, выдержан, развит. Товарищ Мухамедьяров является депутатом Верховного Совета КазССР, принимает активное участие в партийно-общественной жизни коллектива областной прокуратуры…". И уже в апреле 1941 года он был назначен на должность заместителя прокурора Казахской ССР по кадрам. В назначении была подпись и первого секретаря ЦК КП(б) Казахстана Николая Скворцова, возглавлявшего тогда республику.

Казалось бы, впереди карьера руководящего работника главного надзорного ведомства Казахстана, но все планы перечеркнула начавшаяся война.

В годы суровых испытаний Раббани, как и все советские люди, рвался на фронт, но руководство рассудило иначе. В условиях, когда враг захватил многие промышленные центры и оккупировал значительную часть сельскохозяйственных угодий, Казахстан, наряду с Уралом и Сибирью, становился и кузницей, и житницей Советского Союза. В респуб­лику шли нескончаемыми потоками эшелоны с оборудованием и специа­листами эвакуированных предприятий, сюда вывозили население, стекались беженцы, доставлялись спецпереселенцы.

Особое внимание уделялось Северо-Казахстанской области, которая перед войной занимала по урожай­ности зерновых культур одно из первых мест в СССР. Однако более 70 тыс. североказахстанцев ушли на фронт и их места занимали женщины, подростки. А при этом требовалось не только прокормить возросшее население региона, но и отправлять хлеб в действующую армию.

Чтобы организовать эту стратегически важную работу, мобилизовывались все ресурсы, в том числе и руководящие кадры. Заместителю прокурора республики Мухамедьярову вновь предложили стать первым секретарем райкома. На этот раз местом работы стал Советский (ныне Аккайынский) район СКО. Как опытный хозяйственник Раббани приехал в райцентр – поселок Смирново и взялся за хорошо знакомое дело с привычной энергией и самоотдачей.

Невзирая на все трудности, благодаря героическим усилиям Советскому району СКО удалось выполнить государственный план хлебозаготовок. Недаром в феврале 1945 года Раббани Мухамедьярова наградят очень уважаемым среди фронтовиков орденом Отечественной войны I степени, о чем напишет газета «Красная звезда».

О награде Раббани узнал, уже находясь в Алма-Ате, куда его направили обучаться на Ленинские курсы при ЦК КП(б) Казахстана. Сдав дела и должность в районе надежному преемнику, слушатель Мухамедьяров с удвоенной энергией осваивал новые знания, готовясь в недалеком будущем продолжать партийную работу в сельском хозяйстве, которое он очень хорошо знал. Помимо ордена он был также награжден медалью "За добросовестный труд в годы Великой Отечественной войны".

И тут судьба делает новый поворот. Пока он оканчивал курсы, по рекомендации прокурора КазССР К. Я. Румянцева его вновь отозвали на должность заместителя прокурора республики, где Раббани работал в период с 1946 по 1949 год. Потом снова учеба, на этот раз в Москве на курсах переподготовки высших работников прокуратуры СССР.

С этим багажом знаний его в сентябре 1950 года уже назначают на самостоятельную работу – прокурором Алма-Атинской области. Назначение подписал первый секретарь ЦК КП(б) Казахстана Ж. Шаяхметов. Здесь и отработал больше десяти лет наш герой, успев заочно окончить Алма-Атинский государственный юридический институт. Наряду с выполнением своих прямых обязан­ностей он активно продолжал еще и общественную деятельность как депутат Верховного Совета КазССР, за что неоднократно награждался почетными грамотами.

А еще он был простым и хлебосольным человеком, дом которого не пустовал никогда. По рассказам земляков, которые в 1955–1960 годах учились в Алма-Ате, Раббани-ага ни разу не проявлял беспокойство по поводу того, что в его квартире всегда было много народу.

Возвращаясь со службы, интересовался учебой у молодежи и всегда предлагал: "Идемте пить чай, я-то по себе помню, что студенты всегда голодные". Ну а казахское чаепитие – это, как водится, полный дастархан со всевозможными вкусностями, которые готовила спутница жизни Рабига-апа. Вместе с родичами и земляками росли и два сына Мухамедьяровых – Каиржан и Омиржан.

В 1953 году нашему герою был присвоен высший классный чин – государственный советник юстиции 3-го класса, что соответствует званию "генерал-майор". Казалось бы, делай спокойно свое дело, хороший дом, замечательная семья, но Мухамедьяров не был бы самим собой, если бы при малейшей возможнос­ти не попытался восстановить историческую справедливость. В период реабилитации жертв сталинских репрессий именно прокуратура Алма-Атинской области, возглавляемая Раббани-ага, вынесла ряд протестов по сфабрикованным политическим делам в отношении видных государственных деятелей Казахстана. Мухамедьяров не только участвовал в реабилитации Сейфуллина, но и добился лишения всех званий и наград для того сотрудника НКВД, который вел его дело. В погоне за результатом этот следователь "превысил должностные полномочия", а точнее – грубо издевался над Сакеном, стремясь выбить у видного революционера, коммуниста с 20-летним стажем признание в антисоветской дея­тельности. Бывший чекист завалил соответствующие инстанции жалобами, но Раббани-ага сумел доказать его вину, действуя строго по закону.

В 1961 году ему вновь было оказано высокое доверие, и он был избран на должность заместителя председателя Верховного суда Казахской ССР. Вот только в этой ипостаси поработать ему довелось недолго – в конце 1962 года он тяжело заболел. Пришлось уйти с работы, он долго лечился, верная супруга и друзья помогали ему, но болезнь взяла свое, и в начале 1964 года Раббани-ага не стало. Ушел из жизни видный государственный деятель, которому всегда поручали непростые задачи, и он неизменно с ними справлялся. Казахстан потерял своего верного сына, который еще многое мог бы сделать для своего народа.

Он был из плеяды людей, которыми гордилась и по сей день гордится республика. Под стать Мухамедьярову были и его друзья – ученый-селекционер, доктор биологических наук, член-корреспондент АН Казахской ССР Карим Мынбаев, член ЦК КП Казахстана, председатель Президиума Верховного Совета Казахской ССР, кандидат экономических наук Жумабек Ташенов, председатель Президиума Верховного Совета Казахской ССР Сабыр Ниязбеков, судья Акмолинского областного суда Мукан Рахимберлин и другие. С кем-то они начинали карьеру, будучи молодыми комсомольцами, с кем-то подружились уже в зрелые годы.

Супруга Раббани-ага – Рабига-апа пережила его на 22 года и упокоилась рядом с ним. Скончались и сыновья нашего героя. И получилось так, что имя его вспомнилось, когда отмечали 100-летний юбилей народной артистки Казахстана Рабиги Есимжановой на праздничных мероприятиях у нее на родине в Кургальджино. К сожалению, сведений о нем осталось не так много, и большую помощь в подготовке материала оказали работники Архива Президента РК, за что им – отдельная благодарность.

Авторы благодарят всех тех, кто продолжает помнить этого скромного и деятельного человека, который многое сделал для Казахстана. Недаром говорят, что пока человека вспоминают – он жив в памяти народной.

Автор: Батыржан ЖАРОВ, Олег ТАРАН

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.