Вы здесь

Да, здравствует коррупция!

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

В базе данных Генпрокуратуры числятся сейчас 50 тысяч наших сограждан, наказанных за коррупцию, и ежегодно она пополняется еще на 3 тысячи коррупционеров - такие сведения мы имеем от заместителя генерального прокурора Жакипа АСАНОВА. “Сколько поломанных судеб, сколько государство тратит денег на их обучение, а сколько среди них профессионалов своего дела, и, казалось бы, в этом было их призвание” - таким горьким комментарием сопроводил г-н Асанов свою статистику.

 

От себя - для сравнения - добавим: всего госчиновников в Казахстане, всех видов и уровней, - около 94 тысяч. Тут, согласитесь, впору говорить о диалектическом переходе количества в качество...

Собственно, никакого открытия г-н Асанов не сделал. Все мы и так знаем, что это не недобросовестные служащие привносят коррупцию в систему власти и управления в нашем государстве, а система втягивает в коррупцию даже изначально честных профессионалов. И никакими десятикратными штрафами это пока, увы, не изменить. Получается, что мы с вами неким, можно сказать ментальным, образом обречены на мздоимство - это все наше родное и неистребимое.

Бороться - да, полагается. Вот и сейчас Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции (с диалектическим единством и борьбой противоположностей, заключенном уже в самом его названии) презентует такую новацию, как ежегодный национальный доклад президенту. Это - среди прочих мер - предусмотрено целевым законом “О противодействии коррупции”, проект которого находится сейчас в парламенте.

Сидящие на государственных должностях (и окладах) профессио­нальные борцы со взятками, “шапками” и откатами настроены оптимистично: “В Казахстане сегодня четко проработаны законодательные меры, направленные на профилактику и пресечение коррупции. До 2017 года нам необходимо обеспечить исполнение 19 рекомендаций”, - это слова зам­преда вышеназванного агентства Алика ШПЕКБАЕВА.

Верим, все 19 рекомендаций будут исполнены. Но кто поверит, что после этого коррупция хотя бы снизится?

Между тем, надо заметить, борьба с мздоимством разгорается не по-детски. И неудивительно: ведь экономический (а значит - и коррупционный!) ресурс уже второй год подряд идет резко вниз. Так, согласно отчету за прошлый год, внешнеторговый оборот по сравнению с 2013-м сократился на 10,5%, в том числе экспорт - на 6,5%, а импорт - сразу на 15,6%. Объемы добычи нефти снизились до 80,8 млн. тонн, добыча угля упала на 2%, производство цветных металлов - на 4,8%.

А в этом году, судя по полугодовой отчетности, снижение по всем основным секторам экономики только ширится и углубляется. Но если экономические потоки начинают пересыхать, никакого “водяного перемирия” не предвидится. Наоборот, чем меньше по объ­емам откатываемое и распиливаемое, тем жестче конкуренция за остающееся. Кого-то “санитары” из антикоррупционного агентства отловят и повяжут, но среди оставшихся цена коррупционных “услуг” - строго по рыночным законам - эквивалентно вырастет.

Налицо замкнутый круг, и дабы не успокаиваться на мысли, что наше общество всей своей историей просто обречено на коррупцию, попробуем поискать историко-диалектический выход.

Человечество при всем много­образии своего развития последовательно прошло всего три цивилизационных этапа.

Сначала - военно-захватнический. Первые мощные государства возникали как завоевательные проекты - такими в Европе были империи Александра Македонского и Рим, в Азии - Атиллы и Чингисхана. Соответственно, власти строились по армейскому образцу: строгая вертикаль и никакой коррупции - только законная доля в военной добыче.

Далее - феодализм: уже не столько захват новых земель и рабов, сколько освоение имеющегося. Но поскольку производительные силы еще слабы, постольку превалируют не товарно-денежные, а сословные отношения. Общество разбито на семейно-клановые, родоплеменные, конфессиональные, социальные и профессиональные сообщества - в этом залог его устойчивости. И каждое сословие получает строго определенную ему долю экономического продукта - иначе на всех не хватит. Такому феодальному обществу коррупция не присуща: высокородные не воруют, а законно присваивают. Подворовывает у них только челядь.

Наконец - высокопроизводительное индустриальное общество, в котором товарно-денежные отношения заменяют собой и растворяют в себе прежние феодальные градации. А чтобы власть вот так просто не покупалась-продавалась на рынке, она тоже подвергается индустриальной модернизации: делится по вертикалям и горизонталям и формируется через регулярную выборность.

У нас экономика, само собой, рыночная, но и - совсем немножко - феодальная. Поэтому наряду с ФИИР необходимо и форсированное инновационное развитие властно-политических институтов. Ибо на одной ножке в будущее не упрыгаешь. Наверняка именно поэтому и появился в этом году президентский “План нации - 100 конкретных шагов”.

Пётр СВОИК, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.