РОЛЬ и ФУНКЦИИ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ВЫДАЧИ

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Выдача - это предусмотренный международными договорами и национальным законодательством один из видов правовой помощи по уголовным делам, заключающийся в передаче лиц для привлечения к уголовной ответственности либо приведения приговора в исполнение.

Это понятие впервые для нас озвучено в Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22.01.1993 года, затем закреплено в главе 55 УПК Республики Казахстан. В УПК Казахской ССР вопросам сношения с компетентными органами союзных республик и иностранных государств было посвящено всего 2 статьи - 18 и 20, где говорилось только о поручениях и уголовных делах. О выдаче в них не упоминалось.

Отказ в выдаче по Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22.01.1993 года предусмотрен по 5 основаниям, Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 7.10.2002 года уже по 11 основаниям. Они изложены в статьях 57, 89 конвенций и 532 УПК РК.

Так, согласно статье 57 Минской Конвенции основаниями для отказа в выдаче лица являются: 1) наличие граясданства запрашиваемой Договаривающейся Стороны; 2) невозможность возбуждения уголовного преследования или приведения приговора в исполнение вследствие истечения срока давности либо по иному законному основанию; 3) в отношении лица, выдача которого требуется, на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившее в законную силу; 4) преступление в соответствии с законодательством запрашивающей или запрашиваемой Договаривающейся Стороны преследуется в порядке частного обвинения; и 5) если преступление, в связи с которым требуется выдача, совершено на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны.

В Кишиневской Конвенции (ст. 89) наряду с закрепленными 5 основаниями по Минской Конвенции, здесь также указываются: 1) выдача может нанести ущерб суверенитету, безопасности запрашиваемой Договаривающейся Стороны; 2) имеются веские основания полагать, что запрос о выдаче связан с преследованием лица по признаку расы, пола, вероисповедания, этнической принадлежности или политических убеждений; 3) деяние, в связи с которым запрашивается выдача, относится по законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны к воинским преступлениям, не являющимся преступлениями в соответствии с обычным уголовным правом; 4) лицо, выдача которого запрашивается, было ранее выдано запрашиваемой Договаривающейся Стороне третьим государством и согласие этого государства на выдачу не получено; 5) лицу, выдача которого запрашивается, предоставлено убежище на территории запрашиваемой

Договаривающейся Стороны; 6) имеются иные основания, предусмотренные в международном договоре, участниками которого являются запрашивающая и запрашиваемая Договаривающиеся Стороны.

В соответствии со статьей 532 УПК РК, выдача не допускается, если:

  1. лицу предоставлено Республикой Казахстан политическое убежище;
  2. деяние, послужившее основанием требования о выдаче, не признается в Республике Казахстан преступлением;
  3. в отношении лица уже вынесен за то же преступление вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по делу;
  4. по законодательству Республики Казахстан уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;
  5. имеются основания полагать, что лицо может быть подвергнуто угрозе применения пыток в запрашивающем государстве.

В выдаче также может быть отказано, если преступление, в связи с которым заявлено требование о выдаче, совершено на территории Республики Казахстан или за ее пределами, но направлено против интересов Республики Казахстан.

Выдача лица по действующему законодательству может быть произведена в случаях:

  • если уголовный закон предусматривает за совершение деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше 1 года или более тяжкое наказание, когда выдача лица производится для уголовного преследования;
  • если лицо, в отношении которого направлен запрос о выдаче, осуждено к лишению свободы на срок не менее 6 месяцев или к более тяжкому наказанию.

В соответствии со ст. 529 УПК Республики Казахстан право обращения к компетентному учреждению иностранного государства с требованием о выдаче лица, являющегося гражданином Республики Казахстан, совершившего преступление, если в отношении этого лица вынесен обвинительный приговор или постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, закреплено за Генеральным Прокурором Республики Казахстан или уполномоченным прокурором.

Согласно ст. 531 УПК Республики Казахстан требование о выдаче гражданина иностранного государства, обвиняемого в совершении преступления или осужденного на территории иностранного государства, также рассматривается Генеральным Прокурором Республики Казахстан или уполномоченным прокурором, указания которого являются основанием для исполнения выдачи. При коллизии требований о выдаче, решение о том, какому государству лицо подлежит выдаче, принимает Генеральный Прокурор Республики Казахстан.

Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22.01.1993 года и от 7.10.2002 года предусматривают тот же порядок сношения по вопросам выдачи осуществляются генеральными прокурорами (прокурорами) Договаривающихся Сторон.

Приоритеты Республики Казахстан по выполнению международных обязательств явились причиной, по которой введены в штаты областных прокуратур должности помощников прокуроров по надзору за применением международных договоров (п. 2 приказа № 20 от 17.07.1997 года).

Прокурору принадлежит главенствующая роль при направлении требования о выдаче лица «в государство», т.к. он изучает материалы уголовного дела, проверяя законность и обоснованность его возбуждения, принятия процессуальных решений в отношении требуемого на выдачу лица, по ним готовит заключение об обоснованности направляемого ходатайства, а также само ходатайство.

Аналогичная картина при рассмотрении требований о выдаче лиц «из государства». Право инициирования перед судом экстрадиционного ареста принадлежит исключительно прокурору, который обязан опросить задержанное лицо, проверить сведения о нахождении его в межгосударственном розыске, его статус обвиняемого или осужденного, применении в отношении него меры пресечения в виде ареста, гражданскую принадлежность и, конечно же, удостовериться, что предусмотренное законом наказание за совершенное преступление более 1 года или неотбытая часть наказания составляет более 6 месяцев. Международными соглашениями и УПК РК не предусмотрено применение экстрадиционного ареста к собственным гражданам, подозреваемым лицам, а также тем, кто находится в республиканском розыске, кому избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

До применения экстрадиционного ареста прокурор должен обладать информацией о намерении инициатора требовать выдачу задержанного лица. После применения экстрадиционного ареста прокурор осуществляет надзор за своевременным переводом иностранца из ИВС в СИЗО, после принятия решения о выдаче - его своевременным этапированием на территорию запрашиваемого государства. При не поступлении необходимых материалов на выдачу опять же прокурор наделен правом освобождения подвергнутого экстрадиционному аресту лица.

Надзор за передачей в иностранные государства и приемом на территорию Республики Казахстан экстрадируемых лиц осуществляет старший помощник прокурора области по надзору за применением международных договоров.

Он же обязан контролировать ход расследования уголовного дела органом уголовного преследования и рассмотрения его судебными инстанциями в целях соблюдения требований ст. ст. 66 Минской Конвенции и 80 Кишиневской Конвенции о пределах уголовного преследования (т.е. привлечения к ответственности только за те преступления, за которые он был выдан иностранным государством; осуждение по иным статьям допустимо только при согласии на это иностранной стороны либо совершении новых преступлений после состоявшейся процедуры экстрадиции).