Вы здесь

ПАМЯТЬ О ВЕТЕРАНАХ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ ВСЕГДА С НАМИ

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Предлагаем вашему вниманию интервью начальника Управления Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Атырауской области старшего советника юстиции Болата  Тазабекова.  

 

ПАМЯТЬ О ВЕТЕРАНАХ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ  ВСЕГДА С НАМИ

 

         17 февраля военные прокуроры отметили 22-ую годовщину со дня образования органов военной прокуратуры независимого Казахстана.

В рамках празднования этого события начальник Управления Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Атырауской области старший советник юстиции Болат Алдабергенович Тазабеков согласился дать интервью об отдельных эпизодах его службы в военной прокуратуре и о жизни наших выдающихся ветеранов.

 

         Болат Алдабергенович, половину своей жизни Вы посвятили службе в военной прокуратуре и прошли практически все ступени прокурорской карьеры - от военного следователя до заместителя Главного военного прокурора. Каждое Ваше достижение – результат огромного труда. Расскажите, пожалуйста, с чего началась Ваша служба?

 

         После окончания в 1985 году юридического факультета Казахского государственного университета имени С.М. Кирова я более полутора лет проработал экспертом в Научно-исследовательском институте судебных экспертиз Министерства юстиции Казахской ССР.

Являясь офицером запаса, в январе 1987 года я был призван на военную службу, которую проходил в городе Темиртау в должности заместителя командира взвода зенитного полка.

Учитывая мой опыт экспертной работы, приказом командира части   был назначен военным дознавателем. По роду своей деятельности мне пришлось тесно работать с военной прокуратурой, в том числе принимать участие в предупредительно-профилактической деятельности и расследовании уголовных дел. Результаты моего труда высоко оценил военный прокурор Карагандинского гарнизона Николай Никишкин и в середине 1987 года предложил мне перейти на службу в военную прокуратуру. Разумеется, я согласился, не раздумывая. 

 

         С какой должности приступили к службе в военной прокуратуре, каких успехов достигли на первом этапе?

        

Моя служба началась с должности военного следователя военной прокуратуры Карагандинского гарнизона, а спустя год был признан лучшем следователем-криминалистом в Среднеазиатском военном округе.

           

           В Вашем становлении большую роль сыграл военный прокурор Александр   Калюпа. Что можете рассказать об этом человеке?

 

Я благодарен судьбе за встречу с этим замечательным человеком. Александр Николаевич был, как говорится, прокурором от бога. Про его следственную интуицию ходили легенды. Он мог за ночь изучить многотомное «хозяйственное» дело, составить в объеме общей тетради план раскрытия преступления и расследования дела, лично провести неотложные следственные действия, допросить основных фигурантов, с проведением очных ставок, и, после закрепления основных доказательств  передавал следователю практически готовое уголовное дело. Я удивлялся поначалу - зачем прокурору армии лично выезжать на все неочевидные преступления, работать по ночам, пропуская через себя массу людей, не опускаясь до грозных окриков и «наездов», непременно обращаясь на «Вы» вплоть до рядового новобранца. Надо было видеть, как азартно загорались его глаза в клубах дыма от неизменной «Примы», когда нащупывалась нить к раскрытию преступления!

 

Какие интересные штрихи вспоминаются Вам из жизни Калюпы?

 

Внешне суровый и сдержанный, даже аскетичный во многом, Александр Николаевич был очень порядочным и честным офицером. За глаза его незлобиво называли «хмурый». В военную прокуратуру он пришел в зрелом возрасте с должности прокурора следственного отдела Алма-Атинской областной прокуратуры по приглашению военного прокурора Среднеазиатского военного округа, основным аргументом которого стало предоставление квартиры, что было нелишним его семье. Его супруга – Нина Ивановна работала заведующей канцелярией в военной прокуратуре Алма-Атинского гарнизона, а дочери Лена и Оксана сегодня проживают в Алматы.

С Калюпой я познакомился в марте 1987 года, будучи военным дознавателем и находясь в составе следственной группы по уголовному делу по обвинению группы чиновников-расхитителей военного совхоза «Октябрь» в Кармакчинском районе Кзыл-Ординской области. Вспоминаю, как я вместе с молодым следователем из военной прокуратуры Фрунзенского гарнизона Эрнстом Кошоевым по поручению нашего руководителя – старшего помощника военного прокурора Чимкентского гарнизона капитана юстиции Александра Войтовича заказали в типографии  огромный альбом для составления плана расследования,   300 листов которого он заполнял   перечнем необходимых следственных мероприятий.

И тут приехал Александр Николаевич Калюпа, который в то время был заместителем военного прокурора Среднеазиатского военного округа. Его  колоритная  внешность бросалась в глаза, чем-то он напоминал Макара Нагульнова из «Поднятой целины». Впечатление усиливал непокорно торчащий из-под фуражки казачий чуб. Первоначально он должен был изучить дело, утвердить план следствия и вернуться в Алма-Ату. Однако нашим ожиданиям не суждено было сбыться. Калюпа не стал садиться за богато накрытый дастархан, заказал крепкий чай и с головой окунулся в многотомные материалы дела. Чем дальше изучал, тем более мрачнел, и без того густые брови собрались на переносице. Курил сигарету за сигаретой, при этом непрерывно что-то отмечал в школьной тетрадке. Неожиданно приказал нам собираться в дорогу и определил выезд в военный совхоз утром следующего дня.  

Дорога до станции Жусалы заняла около девяти часов. Я, находясь в одном купе с Калюпой, подавал ему необходимые документы, так как он продолжал непрерывно изучать уголовное дело. После Кзыл-Орды решили отдохнуть. Проснулись,  прибыв на станцию, где в отличие от Чимкента стояла еще зима и был настоящий буран. Калюпа быстро надел шинель и вышел, я же, собрав вещи,  обнаружил, что полковник ушел в моей лейтенантской шинели, благо размер и внешний их вид  был одинаков, не считая звезд. Держа коробки в одной руке, а неодетую шинель в другой, я также стал пробираться к выходу из вагона. На перроне Калюпа приказал мне надеть свою шинель, безапелляционно заметив, что на ветру не намерен переодеваться. Надо было видеть лицо встречавшего нас военного комиссара, вначале не знавшего, кому докладывать. А я еще около часа, пока ехали до места, чувствовал себя «настоящим полковником». Что интересно, уже 15 лет сам полковник, но никогда не испытал того драйва, когда  мои лейтенантские погоны нежданно трансформировались в три большие звезды!

Любопытно, что в редкие минуты отдыха Калюпа любил читать небольшие детективы - «дефективы» как он их называл, из всех командировок по бывшему Союзу я старался привозить ему книги, начиная от Марио Пюьзо до братьев Стругацких. Думаю, его интересовал не сам художественный жанр, а способы и тактика раскрытия неочевидных преступлений. Когда появились первые видеофильмы, он с непосредственностью ребенка увлеченно окунался в подвиги Брюса Ли и Джеки Чана.

Под руководством Александра Николаевича мне, уже как старшему следователю военной прокуратуры  армии, приходилось  расследовать от обычных краж и неуставных взаимоотношений до неочевидных убийств, бандитизма и измены Родине. Навсегда запечатлелись в моей памяти его слова: независимо от характера преступления ставь себя на место обвиняемого, никогда не натягивай доказательства «за уши», уважай честь и достоинство человека, даже если он преступник! Полагаю, эти слова актуальны и сегодня, являются заветом Учителя ко всем молодым следователям и прокурорам.

С объявлением независимости нашей страны и созданием в структуре Генеральной прокуратуры Управления военных прокуратур Александр Николаевич был назначен заместителем Военного прокурора Республики Казахстан. Позднее, оформив военную пенсию, он перешел на работу в организационно-аналитический отдел Генеральной прокуратуры, а затем в юридическую компанию «Афанасьев и партнеры», где проработал до своей кончины.

 

В этом году с нами не стало одного из корифеев военной прокуратуры - Валерия Николаевича Ананьева. Что помните о совместной службе с ним?

 

Валерий Николаевич долгое время служил за границей, в органах военной прокуратуры Южной группы советских войск в Венгрии, потом – в военных прокуратурах Среднеазиатского военного округа, 40 армии и Управлении военных прокуратур Казахстана. Он был небольшого роста, очень подвижный и коммуникабельный, был душой любой компании.  

Ананьев по характеру был полной противоположностью Калюпы, однако свою профессию любил, в работе отличался хваткостью, некоей осторожностью,  всегда мог предложить нестандартные решения. Курируя судебный надзор, буквально не давал спуска военным судьям. Выйдя на пенсию, Валерий Николаевич  перешел работать в военную полицию и проделал огромную работу по формированию нормативной базы этого органа.   

Круг общения у него был широкий, чему, вероятно, способствовало увлечение охотой и рыбалкой. Помню, когда подошла очередь на покупку автомашины по линии военторга, Валерий Николаевич предпочел тогда модной «Ладе-девятке» внедорожник «УАЗ-469», с которым не расставался до последних дней.  

 

В своих воспоминаниях Вы часто рассказываете о своем прежнем руководителе Викторе Ивановиче Чиняеве, проходившем службу в военной прокуратуре Талдыкорганского гарнизона ни много ни мало - 33 года…

 

С марта 1992 года я являлся заместителем Виктора Ивановича в военной прокуратуре Талдыкорганского гарнизона и впоследствии назначен военным прокурором этого же гарнизона, когда он вышел на заслуженный отдых в 1993 году.

Виктор Иванович, как и большинство военных прокуроров того времени, полностью отдавался работе, прошел все ступени – от следователя до прокурора гарнизона. С виду грозный, требовательный к себе и подчиненным, Чиняев в душе был мягким и покладистым человеком, верным своим сослуживцам и друзьям. В домашней обстановке всецело полагался на супругу Валентину Кирилловну, очень любил дочь Олесю - позднего ребенка, которая ныне успешно продолжает дело своего отца в должности старшего помощника военного прокурора Талдыкорганского гарнизона.

Будучи пенсионером, Виктор Иванович планировал переехать в Россию, однако передумал и с 1994 года честно и добросовестно работал помощником военного прокурора Талдыкорганского гарнизона, вплоть до кончины в 2005 году.

Виктор Иванович оказал мне большую помощь при воспитании и становлении молодых сотрудников, пришедших со студенческой скамьи и правоохранительных органов. Как опытный наставник, Чиняев мог наравне с подопечными работать круглосуточно, не чурался дальних командировок, на выездных процессах неизменно выступал в военной форме, так что ничем не походил на пенсионера. Человечный и тактичный, он пользовался огромным авторитетом среди военных и гражданского персонала гарнизона.  

Каждого ветерана военной прокуратуры могу назвать только с большой буквы. Их всегда отличали честь и достоинство, безграничная преданность выбранной профессии и образцовое служение Отечеству и Закону. Нашим коллегам есть, кем гордиться и на кого равняться. 

 

         Спасибо, Болат Алдабергенович, за интересное интервью.

 

Беседовал Нуржан Нурахметов

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.