Вы здесь

Освобождение имущества, арестованного и (или) конфискованного в рамках уголовного дела

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Айгуль Темирбаева,

старший прокурор отдела

4-го Департамента Генеральной прокуратуры

Арест имущества - одна из наиболее действенных обеспечительных мер, широко применяемая в гражданском и уголовном процессах.

По уголовному делу арест является одной из мер процессуального принуждения, которая налагается как в публично-правовых целях (обеспече­ние возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания, сохранности вещественных доказательств), так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления.

Арест налагается на имущество, принадлежащее подозреваемому, обвиняемому или лицам, несущим по закону материальную ответственность за их действия. Также арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия уголовного правонарушения либо для финансирования экстремизма, терроризма, организованной группы, незаконного воинского формирования, преступного сообщества (ст.161 УПК).

Частью 13 статьи 163 УПК определено, что арест на имущество отменяется, когда в этой мере отпадает необходимость.

Кроме того, УПК предусмотрена возможность обжалования постановления о наложении ареста на имущество (ст.ст.107, 164). При этом обжаловать постановление вправе также лица, не являющиеся участниками процесса, если оно касается их прав и законных интересов (ч.1 ст.100 УПК).

Дальнейшая судьба арестованного в уголовном процессе имущества подлежит обязательному разрешению только в установленном УПК порядке.

Также исключительно в рамках уголовного дела должен решаться вопрос об относимости вещественного доказательства к имуществу, добытому (нажитому) преступным путем, и его правовая судьба (ч.3 ст.113, ч.3 ст.118 УПК).

Выражение несогласия с процессуальным решением, принятым по уголовному делу, и его обжалование (опротестование) должны производиться в рамках УПК, а не в порядке гражданского судопроизводства (ч.1 ст.100, ч.3 ст.414, ч.3 ст.448, ч.3 ст.486 УПК).

Однако отдельные суды, фактически ревизируя приговоры и постановления следователей, в гражданском процессе освобождали от ареста конфискованное имущество и вещественные доказательства по уголовным делам со ссылкой на п.3 нормативного постановления Верховного Суда от 24 марта 1975 года № 2 «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста», которым разъяснена недопустимость отказа в приеме исковых заявлений или прекращения производства на том основании, что уголовное дело, в связи с которым на имущество был наложен арест, окончательно не разрешено.

В рамках проведенного Генеральной прокуратурой анализа судами по протестам органов прокуратуры отменены 38 судебных актов по делам указанной категории, 10 протестов находятся на рассмотрении.

Так, вступившим в законную силу приговором суда гр-ка Г. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.192-1, 218, ч.2 ст.222 УК, назначен штраф в размере 3.000 МРП с конфискацией всего имущества, в том числе 1 млн. долларов США.

В уголовном процессе установлено, что гр-ка Г. с целью извлечения имущественной выгоды и уклонения от уплаты налогов противоправно оформляла фиктивные сделки от имени предприятий, руководителем которых она являлась, без фактического выполнения работ, оказания услуг и отгрузки товара.

ТОО «А» (контрагент фирмы гр-ки Г.) обжаловало приговор в части конфискации 1 млн. долларов США, ссылаясь на их принадлежность товариществу. Кассационная судебная коллегия оставила приговор без изменения, указав на обоснованность применения конфискации.

В последующем ТОО «А» обратилось с иском о снятии ареста с 1 млн. долларов США, обращенных приговором в отношении гр-ки Г. в доход государства.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска ТОО «А» отказал.

Суд кассационной инстанции данное решение отменил, признал 1 млн. долларов США собственностью ТОО «А» с освобождением их от ареста.

Постановлением надзорной судебной коллегии по гражданским и административным делам Верховного суда   от 17 февраля 2015 года по протесту Генерального Прокурора состоявшиеся судебные акты отменены, производство по гражданскому делу прекращено.

Постановлением следователя денежные средства признаны вещественными доказательствами и согласно приговору отнесены к имуществу, добытому преступным путем.

Прямое указание в приговоре о конфискации конкретного имущества осужденного в качестве дополнительного наказания исключает возможность снятия ареста в гражданском судопроизводстве.

Частью 3 статьи 118 УПК установлено, что деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, предметы незаконного предпринимательства и контрабанды подлежат обращению в доход государства.

Исходя из буквального значения этой нормы, в гражданском судопроизводстве может быть разрешен спор о принадлежности тех вещей, возврат которых законным владельцам допускается кодексом и которые не подлежат обращению в доход государства (т.е. не изъяты из оборота, не относятся к имуществу, нажитому преступным путем, орудиям и средствам преступлений).

Статьей 240-6 ГПК предусмотрена возможность освобождения имущества от ареста в гражданском судопроизводстве при наличии приговора только в случаях, если он наложен судебным исполнителем в порядке его исполнения, при этом конкретные предметы, подлежащие конфискации, не указаны в приговоре.

Другой пример. Приговором гр-н О. признан виновным по п. «б» ч.3 ст.209, ч.1 ст.235 УК (экономическая контрабанда в составе организованной преступной группировки в особо крупном размере) и осужден к 11 годам лишения свободы.

Арестованное следователем имущество, в том числе и принадлежащее  гражданской супруге осужденного, включено в резолютивную часть приговора, и конфисковано в доход государства, как имущество, добытое преступным путем.

Как видно из договора, одна из конфискованных квартир приобретена гражданской супругой 20 июля 1996 года, т.е. задолго до прибытия осужденного в Казахстан (2003г.). Достоверных доказательств того, что квартира либо деньги на ее приобретение переданы осужденным, не имеется.

Учитывая, что факт приобретения гражданской супругой осужденного данного жилища на средства, добытые преступным путем, не доказан, оно не подлежало конфискации.

В результате вопрос о правомерности назначения конфискации фактически был разрешен в гражданском процессе по требованию об освобождении имущества от ареста.

Тогда как, учитывая прямое указание в приговоре по уголовному делу о конфискации конкретного имущества, данный иск не подлежал рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

В этой связи 13 февраля 2015 года Генеральной прокуратурой судебные акты по гражданскому делу опротестованы в порядке надзора.

Одновременно с этим опротестовано приговор (в части конфискации квартиры гражданской супруги осужденного), поскольку защита прав законного владельца конфискованного имущества может осуществляться только в рамках УПК путем его обжалования, опротестования в вышестоящий суд (ч.3 ст.414, ч.3 ст.448, ч.3 ст.486 УПК).

Постановлением высшей надзорной инстанции по протесту Генерального Прокурора приговор изменен, спорная квартира, принадлежащая на праве собственности гражданской супруге осужденного, исключена из числа конфискованного имущества.

Верховным Судом также отменены судебные акты по гражданскому делу с прекращением производства.

Нередко иск о снятии ареста заявляется с целью увода от конфискации имущества, нажитого преступным путем.

В рамках расследования уголовного дела по экономической контрабанде в составе организованного преступного сообщества одному из фигурантов, помимо основного обвинения, вменены эпизоды легализации преступно нажитого имущества.

Полученные в результате преступной деятельности денежные средства с целью их легализации использовал для заключения сделок.

В частности, 21 июня 2007 года осужденный на основании договора купли-продажи за 36 млн. тенге приобрел квартиру в г.Алматы, которую оформил на имя своей супруги.

Постановлением следователя на данную квартиру, которая приобретена на денежные средства, добытые преступным путем, наложен арест.

В 2013 году супруга осужденного обратилась в суд с иском об освобождении этой квартиры от ареста. В данном случае спор о принадлежности отсутствовал.

Положения УПК допускают арест не только принадлежащего обвиняемому имущества, но и полученного в результате его преступных действий (ст.161 УПК).

Поэтому вопрос об обстоятельствах приобретения квартиры и обоснованности предъявленного обвинения может быть решен только в порядке уголовного судопроизводства.

Предъявляя такой иск, супруга осужденного фактически оспаривала постановление следователя о наложении ареста на ее имущество.

Порядок обжалования решений и действий (бездействия) органов следствия, дознания и рассмотрения жалобы установлен статьей 100 УПК.

Подпунктом 2) части 2 статьи 279 ГПК предусмотрено, что в гражданском процессе не могут быть оспорены индивидуальные правовые акты, в отношении которых установлен иной порядок обжалования.

Однако решением суда спорная квартира освобождена от ареста.

По кассационному протесту прокуратуры г.Алматы указанное решение отменено с прекращением производства по гражданскому делу.

Таким образом, анализ положений действующего законодательства позволяет четко разграничить компетенцию по снятию ареста с имущества.

Арест не может быть снят в гражданском судопроизводстве, если он наложен органом, ведущим уголовный процесс, при этом в постановлении прямо перечислены конкретные предметы, подлежащие аресту; имущество признано вещественным доказательством; арестованное имущество, вещественные доказательства входят в перечень конфискованного (обращенного в доход государства) судом имущества.

Поэтому в принятии иска об освобождении имущества, арестованного по этим основаниям, должно быть отказано ввиду неподведомственности спора суду с разъяснением заинтересованному лицу права обжалования решений и действий лица, осуществляющего досудебное расследование, прокурора, суда или судьи в установленном УПК порядке. В случае принятия заявления и возбуждения дела оно подлежит прекращению на основании подпункта 1) статьи 247 ГПК.

Спор о принадлежности имущества может быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства только, если: арест на имущество наложен судебным исполнителем в порядке принятия обеспечительных мер и (или) исполнения судебных актов по гражданскому, уголовному или административному делу, при этом конкретные предметы, подлежащие аресту (конфискации), не указаны; при завершении производства по уголовному делу органом, ведущим уголовный процесс, принято решение о возврате законным владельцам вещественных доказательств, не относящихся к нажитому преступным путем, предметам незаконного предпринимательства, контрабанды, орудиям уголовного правонарушения, запрещенному к обращению и ограниченному в обращении.

Обращения в гражданские суды порождают процессуальные упущения органов, ведущих уголовный процесс, нередко оставляющих без рассмотрения вопрос о вещественных доказательствах и арестованном имуществе по уголовному делу, а также ошибочные разъяснения о возможности снятия арестов органов уголовного преследования в исковом порядке.

В статье 118 УПК предусмотрено, что при завершении производства по уголовному делу (прекращении уголовного дела, вынесении обвинительного, оправдательного приговора) должен быть решен вопрос о судьбе вещественных доказательств, имуществе, на которое наложен арест (об отмене или сохранении мер обеспечения конфискации, гражданского иска, если такие меры были приняты).

Данное требование носит императивный характер, при этом процессуальное упущение органа, ведущего уголовный процесс, не разрешившего данный вопрос, не может быть восполнено в гражданском судопроизводстве.

Формулируя решение о вещественных доказательствах, орган, ведущий уголовный процесс (следователь, суд), указывает, какие предметы подлежат уничтожению, какие из них передаются законным владельцам или заинтересованным лицам и учреждениям по их ходатайствам, какие обращаются в доход государства, какие остаются при деле.

После прекращения уголовного дела данное процессуальное упущение может быть устранено только путем обжалования решений и действий (бездействия) следователя, дознавателя в суд в порядке ст.100 УПК.

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.