Вы здесь

БЕЗ КОМПЛЕКСНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ МЫ СНОВА РИСКУЕМ ОКАЗАТЬСЯ В ГРУППЕ СТРАН-ЛИДЕРОВ ПО ЧИСЛЕННОСТИ "ТЮРЕМНОГО НАСЕЛЕНИЯ"

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Заместитель генерального прокурора Казахстана Жакип АСАНОВ:

БЕЗ КОМПЛЕКСНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ МЫ СНОВА РИСКУЕМ ОКАЗАТЬСЯ В ГРУППЕ СТРАН-ЛИДЕРОВ ПО ЧИСЛЕННОСТИ "ТЮРЕМНОГО НАСЕЛЕНИЯ"

 

В Казахстане принимаются необходимые меры по снижению числа заключенных в пенитенциарных учреждениях. В частности, активно проводится тюремная реформа. Каковы ее результаты на данном этапе и что еще предстоит сделать в ближайшее время для достижения намеченной цели в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал заместитель генерального прокурора республики Жакип Асанов.

- Жакип Кажманович, расскажите пожалуйста, какова на сегодня ситуация в местах лишения свободы в Казахстане? Сократилось ли количество тюремного населения за последние годы?

- Да, в нашей республике идет постепенное сокращение числа лиц, осужденных к лишению свободы. Так, в 2010 году численность "тюремного населения" нашей республики составляла 62 тысячи 997 человек, при этом международный "тюремный индекс", то есть количество заключенных на 100 тысяч населения, составил 395 человек.

В 2011 году количество тюремного населения снизилось до 55 тысяч 552 человек, а индекс составил – 344.

Затем снижение данного показателя продолжилось, и в 2012 году число лиц, находящихся в местах лишения свободы, составило уже 48 тысяч 684, а Казахстан по "тюремному индексу" занял 35-е место.

По итогам же 2013 года по сравнению с годом предыдущим, "тюремный индекс" чуть уменьшился и составил 296 человек на 100 тысяч населения, а наша страна заняла 36-е место по численности тюремного населения.

- Насколько чаще отечественные суды стали выносить оправдательные приговоры? Какие виды альтернативного наказания пришли на смену лишению свободы, аресту?

- В первую очередь, хочу отметить, что из всех осужденных в I квартале 2014 года доля тех, кто лишен свободы, составила 32%. Это самый низкий показатель за всю историю Казахстана, включая и советский период. Такая статистика всегда была не ниже 40-45%.

К примеру, в 2010 году вступили в законную силу оправдательные приговоры в отношении 44 лиц, в 2011 году - в отношении 63 лиц, в 2012 году - 55 лиц, в 2013 году – 46 лиц, а уже в I квартале 2014 года в отношении 12 лиц.

В I квартале 2014 года в судах рассмотрено 8,5 тысяч уголовных дел. Это на 500 дел меньше, чем за такой же период 2013 года. Между тем, в этом году их должно было быть гораздо больше, так как: во-первых, не было амнистии, во-вторых, не было декриминализации закона. И, самое главное, – постоянный рост преступлений из-за ужесточения их учета и регистрации. За 3 года число преступлений выросло в 3 раза.

Однако, несмотря на это, в этом году в судах рассмотрено дел на 6% меньше, чем в прошлом году. Почему так происходит?

Одна из главных причин – это реализация одной из наших инициатив - проекта по примирению. Мы критиковали МВД за показатель – "направляемость дел в суд". Из-за него многие уголовные дела, которые можно было прекратить за примирением, тем не менее, направлялись в суд. Что изменилось?

Если в 2012 году до суда органы следствия и прокуроры за примирением прекратили 13,5 тысяч дел, то в 2013 году – 40 тысяч, то есть в 3 раза больше.

В I квартале 2014 года прекращенных дел за примирением до суда стало больше в 2 раза, чем в I квартале 2013 года.

С одной стороны, мы разгрузили суды, и у них стало больше времени для наиболее сложных дел.

С другой стороны, принимаем меры, чтобы обвиняемые и потерпевшие мирились только добровольно без какого-либо давления со стороны следователей и прокуроров.

Как я уже говорил, резкий рост числа преступлений из-за ужесточения их учета и регистрации и отсутствие декриминализации в законодательстве должны были увеличить "тюремное население". Однако, заключенных становится меньше, так как меньше стало наказаний в виде лишения свободы, стали чаще применяться альтернативные наказания, не связанные с лишением свободы. Число осужденных к ограничению свободы возросло с 33% до 38%, а штрафов – с 2% до 3%.

Кроме того, суды стали чаще удовлетворять ходатайства об условно-досрочном освобождении заключенных - с 40% до 45%, и замене им неотбытой части более мягким наказанием - с 42% до 55%; в отношении тех, кто находится под следствием, вместо арестов прокуроры чаще стали применять залог.

В I квартале текущего года применение ареста снижено на 4,5%. Доля залога от общего числа избранных мер пресечения составила 12%.

Также, в 2013 году возросло число осужденных к ограничению свободы – их насчитывалось 8 тысяч 101 человек или 32,8% от общего числа осужденных. Для сравнения: в 2012 году их было 5 тысяч 608 или 25%.

Но более существенное сокращение "тюремного населения" мы ожидаем после введения нового Уголовного кодекса, то есть, в начале 2015 года, поскольку основные идеи проекта "10 мер по снижению "тюремного населения" заложены именно там.

- Расскажите, пожалуйста, как на текущем этапе реализуется тюремная реформа в Казахстане. Какие вехи уже пройдены? Можно ли уже отметить определенные результаты?

- С момента обретения независимости в стране проведены семь амнистий, значительно гуманизировано уголовное законодательство, в том числе смягчены санкции ряда статей Уголовного кодекса и уменьшены сроки наступления условно-досрочного освобождения.

Наряду с этим расширено применение альтернативных видов наказаний, не связанных с лишением свободы, облегчены правила по применению правил о замене наказания более мягким видом наказания.

Но здесь хотел бы подчеркнуть, что без комплексных изменений мы снова рискуем оказаться в группе лидеров по "тюремному населению".

Глава нашего государства поручил принять необходимые меры для системного решения этой проблемы.

В их числе проекты: "Вместо тюрем – пробация и электронные браслеты", "Примирение в уголовном и гражданском процессах", "10 мер по снижению "тюремного населения".

Что касается законодательных мер, то большая их часть нашла отражение в проектах новых УК, УПК, УИК, КоАП и в разрабатываемом сейчас ГПК. Они дадут свой эффект после того, как реально начнут работать.

В частности, в рамках проекта "10 мер по снижению "тюремного населения", который, напомню, был представлен 10 декабря 2013 года, нами совместно с представительством PRI – Международной тюремной реформы, а, как вы знаете, это одна из авторитетных международных неправительственных организаций в области пенитенциарной реформы, представителями институтов гражданского общества, правоохранительных органов, с участием международных экспертов – определены основные причины, препятствующие сокращению числа заключенных.

Также предложен комплекс законодательных и организационных мер, направленных на снижение "тюремного населения".

Большинство предложенных законодательных мер одобрены советом по правовой политике при президенте республики и будут реализованы в рамках проектов нового Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов. Так что определенный путь нами уже пройден.

- Можно ли сегодня уже сказать, насколько был важным шаг к тому, чтобы модернизировать и реформировать отечественную тюремную систему?

- Безусловно. В пользу совершенствования системы правосудия и "тюремной реформы" говорят следующие обстоятельства.

Во-первых, имеется потенциал дальнейшего снижения численности "тюремного населения".

Согласно международным стандартам, только при соотношении 150 заключенных на 100 тысяч населения уголовное правосудие и тюремный менеджмент можно считать организованным должным образом.

При более высоких показателях качественное исполнение уголовного наказания становится труднореализуемым. И, напротив, низкий "тюремный индекс" говорит не только о меньших бюджетных расходах, но и об эффективности системы правосудия и безопасности общества.

Во-вторых, весомым аргументом в пользу "тюремной реформы" являются экономические вопросы.

Наблюдается стойкая динамика увеличения расходов на пенитенциарную систему. За последние 4 года бюджет УИС вырос на 54%.

На эти цели в 2013 году из бюджета выделено 47,5 миллиардов тенге. Если содержание одного заключенного в 2012 году обошлось государству в 580 тысяч тенге, то в 2013 году эта сумма увеличилась до 613 тысяч тенге.

Могу даже привести реальный пример: в Северо-Казахстанской области осужденная женщина 3 года отбывала лишение свободы за кражу вещей соседа на 10 тысяч тенге. При этом ее содержание обошлось государству в 1 миллион 700 тысяч тенге.

Если резюмировать все сказанное, то необходимость "тюремной реформы" очевидна.

Такой пересмотр должен включать самые широкие меры, это: поддержка альтернативных мер наказания и мер пресечения, переход на покамерное содержание, обеспечение осужденных работой, полномасштабное внедрение пробации, подкрепленной электронными браслетами слежения.

Могу отметить, что пробация и практика применения электронных средств уже весьма хорошо зарекомендовала себя во многих других государствах.

- Жакип Кажманович, по Вашему мнению, какова значимость внедрения пробационной службы?

- Должен сказать, что на развитие службы пробации у нас в Казахстане возлагаются большие надежды, поскольку ожидается, что это позволит изменить ситуацию в обсуждаемой нами сфере.

Напомню, что законом Республики Казахстан от 15 февраля 2012 года "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам службы пробации" в действующее законодательство внедрено новое понятие – понятие пробации.

Работа с лицами, освобожденными из мест заключения, и потенциально рискующими повторно оказаться в тюрьме является весьма и весьма важной. Данная тема стала предметом обсуждения на Первом форуме тюремной реформы, который состоялся в столице в марте прошлого года. Почти все рекомендации этого форума были включены в проект нового Уголовно-исполнительного кодекса.

В этой связи могу пояснить, что теперь, согласно новому УИК, уголовно-исполнительных инспекций не будет. Они преобразуются в так называемые службы пробации. И должен сказать, что это не просто смена вывески. Это смещение акцента работы целой структуры в сторону социально-правовой помощи.

Пробация будет назначаться не только условно осужденным, но и вышедшим по условно-досрочному освобождению, а также находящимся под административным надзором и лицам, осужденным к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

В проекте нового УИК все эти моменты предусмотрены.

- Однако нельзя не обратить внимания на определенные опасения в обществе по поводу того, что тюремная реформа скажется на росте преступности в стране. Поскольку, преступников, вместо того, чтобы изолировать от законопослушных граждан, по сути, будут выпускать на свободу. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я не разделяю таких опасений. Ведь снижение "тюремного населения" это не есть самоцель, и оно не может достигаться за счет совершивших наиболее опасные преступления. Образно говоря, мы не предлагаем выпускать убийц, садистов, каннибалов, представляющих угрозу населению. Меры по сокращению не должны ослабить общественный порядок, снизить уровень защищенности прав граждан и безопасности общества. Поэтому предложенные нами законодательные меры по снижению численности заключенных носят точечный характер, то есть, направлены изменение конкретных статей закона.

Кроме того, эти меры, прежде всего, направлены на устранение причин роста "тюремного населения". Борьба с последствиями роста численности заключенных сродни с борьбой с ветряными мельницами.

- Насколько тюремная реформа позволит изменить жизнь самих заключенных?

- Проект нового УИК содержит определенные новеллы.

Так, изменены существующие назначения исправительных учреждений, в зависимости от степени безопасности общества - минимальной, средней, средней для содержания несовершеннолетних, полной, максимальной, чрезвычайной и смешанной. Также предусмотрено покамерное содержание осужденных.

Определен перечень мер, направленных на защиту и расширение прав и осужденных. Это – увеличение норм жилой площади осужденных в учреждениях, оборудование помещений для инвалидов специальными техническими средствами и приспособлениями, возможность использовать модернизированные средства телекоммуникаций для поддержания осужденными социальных связей с родственниками и близкими, принятие мер по созданию рабочих мест для привлечения к оплачиваемым работам.

- Как реализуются подобные реформы в соседних странах? Насколько страны-соседи продвинулись в этом вопросе? Улучшилась ли у них ситуация в тюрьмах?

- Могу сказать, что в реформировании пенитенциарной системы в странах постсоветского пространства особых отличительных путей, на которые можно было бы обратить особое внимание, не имеется.

Что касается стран Западной Европы, то там активно используются, уже известные нам, средства электронного мониторинга. Это и широко популярные там "электронные браслеты", и другие средства индивидуального мониторинга, такие как встроенные алкотестеры и многие другие.

Также на Западе при назначении наказания наряду с широким применением мер, не связанным с изоляцией от общества, активно применяются институты примирения, условно-досрочного освобождения.

При снижении "тюремного населения" немаловажную роль в зарубежных странах уделяется подготовке к освобождению заключенных из тюрем, так называемая "постпенитенциарная пробация".

Вместе с тем хотел бы отметить, что нами используется передовой опыт западноевропейских стран.

Многие международные эксперты, в том числе баронесса Вивьен Стерн, которая является одной из основателей PRI, признают, что проводимые Казахстаном реформы в пенитенциарной системе являются положительными и достаточно эффективными.

В отличие от других стран, где для снижения "тюремного населения" используются амнистии, имеющие, как правило, кратковременный эффект, Казахстан принимает системные меры по снижению "тюремного населения".

- Спасибо за интервью!

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.