Вы здесь

Выступление заместителя Генерального Прокурора Жакыпа Асанова на конференции «Бітімгершілік – Примирение сторон (в уголовном и гражданском процессах)» 18 июня 2013 г.

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Глобальная юриспруденция не стоит на месте. Один из ключевых мировых трендов – масштабное использование компромиссных подходов.

В Казахстане уже озвучена политическая воля на развитие такого механизма. Президент страны неоднократно отмечал необходимость внедрения прогрессивного мирового опыта внесудебного примирения.

Между тем, «Кораблю» нашего правосудия надо найти оптимальный путь «между Сциллой и Харибдой» объективных угроз.

Это, с одной стороны – крайняя перегруженность государственно-правовых институтов исками и жалобами. С другой – риск активизации криминальной «Фемиды», рэкет и тому подобные способы балансировки интересов, что мы проходили на заре независимости.

Поэтому нужны кардинальные и комплексные меры.

И в качестве одной из них представляется проект Верховного Суда, Генпрокуратуры и Минюста «Бітімгершілік – Примирение в уголовном и гражданском процессах».

Многие из присутствующих имели возможность заранее ознакомиться с его содержанием и дать замечания и предложения. Часть наработок уже поддержана на Совете по правовой политике при Президенте страны.

Итак, какова ситуация на сегодняшний момент?

В прошлом году суды республики рассмотрели около 600 тысяч исков, свыше 300 тысяч административных и около 40 тысяч уголовных дел. То есть порядка одного миллиона дел.

В результате в судебные процессы ежегодно вовлекаются, как минимум, 2 млн. человек, а это – четверть всего экономически активного населения страны. За этими сухими цифрами – права и интересы граждан и предприятий, а в уголовном процессе – целые судьбы.

Эти параметры растут из года в год. За пять лет объем гражданских дел вырос на 40%. На одного судью в месяц приходится 60 процессов, а в Алматы и Астане – по 150. То есть за один день судья проводит 7 процессов и по каждому должен оформить массу документов. Будем реалистами – это «конвейер человеческих судеб». К тому же, судьи зажаты малыми процессуальными сроками и боятся их нарушить.

Высока нагрузка и на прокуроров, и на судоисполнителей. К примеру, один помощник прокурора задействован в процессах трех-четырех судей.

Выделение новых штатов вряд ли даст нужный эффект, поскольку мы не можем бесконечно расширять численность вслед за траекторией роста судебных дел.

Таким образом, самая главная сегодняшняя проблема правосудия – это крайняя его перегруженность. Судьи и прокуроры буквально «утонули» в процессах и бумагах. Это напрямую влияет на качество их решений.

Как итог, возрастает конфликтность в обществе, снижается уровень доверия к органам власти. Мотивируется поток жалоб – в суды, прокуратуру, депутатам, в общественные приемные партий, в Администрацию Президента. Только в прошлом году суды и прокуроры получили 90 тысяч жалоб на судебные акты.

Обида на государство даже у тех, кто выиграл спор, так как многие судебные акты просто не исполняются.

С другой стороны, гражданские и уголовные процессы отвлекают значительные финансовые ресурсы страны.

И на всем этом фоне у нас практически не работает институт примирения сторон.

За полтора года профессиональными медиаторами разрешено менее одной тысячи гражданских споров. В сравнении с общим числом исков – это капля в море.

Такая же картина и в уголовном процессе, где в порядке медиации прекращено 122 уголовных дела – это 0,03%.

А теперь сравним наши показатели с другими странами. В Европе и США примирением заканчиваются около 90% исков и споров, в Словении – 40%, в Китае – 30%.

В основе их опыта лежит доминанта, что государство не может и не должно быть арбитром по всем спорам, возникающим в социуме.

При этом мировая практика правосудия показывает, что судебное разрешение конфликта – не панацея, поскольку априори не может удовлетворять всех его участников. Оно и дорогое, и долгое, и не жалеет ничьих чувств.

Институт примирения и посредничества в казахском обществе сформировался еще в древние времена.

Көшпелі қазақ қоғамының идеологиясына сәйкес билер сотының түпкі мақсаты – дауласушы жақтарды бітімге келтіру, татуластыру, табыстыру болған. «Дау мұраты - біту» деген нақыл сөз осыдан қалған.

Қазақ әдет-ғұрпын терең зерттеген Левшин, Баллюзек, Козлов «қазақ билер соты – ол бітім мен келісім соты» деп, таң қалып жазған. Қазақстандық ғалым Күлтелеев «Уголовное обычное право казахов» деген кітабында 120 мың ресей шаруаларының өз дауларын шешу үшін қазақ билеріне жүгінгенін жазады. Олар мемлекеттік соттың бюрократиясынан, процессуалды қиындығынан қашқандарын атап көрсеткен. Қазақ билер соты тақырыбында академик Салық Зимановтың бастамасымен жан-жақты зерттеулер жүргізіліп, бірнеше рет үлкен іс-шаралар өткізілген болатын.

Выгоды мирового соглашения очевидны: они избавляют суды от загруженности, экономят время, деньги и нервы граждан. Для сторон всегда есть возможность спокойного подхода, осмысления своих доводов, отказа от притязаний, тем самым сохраняя человеческие и партнерские отношения, репутацию и уважение в деловой среде.

Если так, то что мешает нам развивать институты примирения?

Первопричина – это статистика, а именно существующие рейтинги, оценивающие качество работы правоохранительных органов и судов.

К примеру, для следователей и дознавателей главный показатель – это «направляемость дел в суд».

Во-вторых, недостатки законодательства.

ГПК, на наш взгляд, провоцирует судебные процессы, так как чрезмерно ориентирует судей на быстрое принятие решения, чем на примирение конфликтующих.

Примером тому – глава «Подготовка к судебному разбирательству». Именно на данной стадии наибольшие шансы провести примирительные процедуры. Однако, для подготовки дела у судьи всего 7 дней. Этого явно недостаточно, чтобы стороны услышали друг-друга и договорились о приемлемых вариантах разрешения спора. Кроме того, судья не обязан вызывать ответчика на этой стадии, что исключает возможность встречи сторон.

В то же время, оказавшись на «судебном ринге», спорящие стремятся публично продемонстрировать силу, унизить или морально уничтожить оппонента. Зачастую это заводит стороны в тупик. В итоге на почве незначительных конфликтов заклятыми врагами могут стать даже близкие люди: родные братья, отец и сын, мать и дочь.

На мировое же соглашение стороны идут неохотно, так как к этому времени имеют багаж материальных и моральных издержек. В результате, миром в судах заканчивается лишь 3% всех гражданских дел.

Таким образом, даже если обе конфликтующие стороны настроены на мировое соглашение, традиционный алгоритм следственно-судебных действий «отсекает» шансы для примирения. Налицо актуальность народного афоризма: «Не сделанный вовремя шаг к примирению перерастает в километры». В нашем случае – это не только километры, но и колоссальные средства государства, загрузка следственного аппарата, прокуратуры, судов.

Поэтому организаторы этой конференции предлагают ряд системных законодательных и организационных мер.

В уголовном процессе.

Сегодня 65% примирений происходит в судах, а не в период следствия и дознания. Это увеличивает нагрузку судов почти наполовину.

Но она будет расти и дальше, поскольку жесткий спрос за учет и регистрацию преступлений подхлестнет статистику. Число дел в судах в I квартале 13 года уже возросло на 15%.

Учитывая, что 90% регистрируемых преступлений подпадают под ту категорию, по которой возможно примирение, полагаем, есть два пути, чтобы активизировать потенциал досудебного урегулирования.

Первый – это принятие оперативных, не требующих изменения законодательства, организационных мер.

Для этого нужно прекратить оценивать работу следствия и дознания, исходя из числа направляемых в суд дел. Либо другой вариант - «прекращение дел за примирением сторон» оценивать так же, как и показатель «число направляемых дел в суд». Аналогичные оргмеры нужны, на наш взгляд, и при оценке качества работы прокуроров и судей. В целом, эта проблема, наверное, требует отдельного обсуждения.

Другой барьер, по мнению руководства МВД, на долю которого приходится 90% всех расследуемых дел, это опасение, что следователи и дознаватели будут злоупотреблять, давить на потерпевших и подозреваемых и склонять их к скоропалительному примирению.

Какой выход? Выход, по нашему мнению, может быть один. Нужно создать условия, чтобы каждая сторона добровольно и свободно могла выражать свою волю на примирение, ясно осознавая при этом последствия прекращения дела по нереабилитирующим основаниям.

Одной из мер могло бы стать Указание Генерального Прокурора согласно статьи 62 УПК, которым утвердить текст протокола о разъяснении прав на примирение, написанный крупным шрифтом, простым и доступным языком. И вручение его сторонам сделать обязательным процессуальным действием на начальном этапе уголовного процесса. Ведь именно незнание людей собственных прав рождает условия для злоупотреблений со стороны органов правопорядка.

Следующее затруднение органов следствия – право прокурора отменять решение следователя в любое время. Эта проблема снимается проектом нового УПК, где предусмотрено шестимесячное ограничение.

Второй путь - это меры законодательного характера. Многие из них уже есть в проектах новых УК и УПК. Но наряду с этим предлагается также:

  • четко определить порядок заключения мирового соглашения, права и обязанности сторон и условия достижения примирения, формы, сроки и способы возмещения причиненного вреда и другие важные моменты;
  • обязать суды в рамках подготовки к главному судебному разбирательству предоставлять сторонам определенный срок для возможного примирения.

Возможно, есть вопросы относительно прекращений по нереабилитирующим основаниям. Дискуссии о соответствии Конституции случаев признания вины без вступившего в силу приговора суда идут давно. Наверное, это требует обсуждения в другом формате.  

Теперь о сфере гражданских правоотношений.

Месяц назад на совместном заседании Совета по правовой политике при Президенте и Высшего Судебного Совета обсуждались вопросы об упрощении отправления правосудия и развитии институтов внесудебного урегулирования споров. Многие концептуальные положения нашли поддержку и уже легли в основу разрабатываемого Верховным Судом нового законопроекта. В частности:

  • расширение категории споров, требующих обязательного досудебного урегулирования;
  • детальная регламентация процедуры заключения мирового соглашения;
  • расширение сферы применения приказного производства;
  • возврат уплаченных госпошлин в случае окончания дела мировым соглашением сторон;
  • повышение размеров госпошлины за подачу исков в суды за исключением исков, связанных с защитой прав социально уязвимых слоев населения;
  • регламентация в ГПК вопросов досудебного урегулирования споров.

Помимо этого Проектом предлагается:

Первое. Досудебное урегулирование споров должно быть не просто обменом взаимными претензиями, а полноценной примирительной процедурой с участием профессионального посредника.

К примеру, по семейным, трудовым и договорным спорам между гражданами ввести обязательное предварительное обращение к медиатору.

Споры между предпринимателями разрешать с помощью Национальной палаты, учитывая перспективу обязательного членства всех субъектов бизнеса.

По налоговым и таможенным апелляциям создать независимый коллегиальный орган из представителей государства, бизнес-сообщества, независимых экспертов.

В банковской и страховой сфере можно задействовать потенциал корпоративного омбудсмена.

Жилищно-коммунальные споры предварительно рассматривать в соответствующих комиссиях при акиматах.

Второе. Использовать подготовку дела к судебному разбирательству в качестве основной платформы для мирного разрешения спора.

На этой стадии могли бы стать обязательными не только встреча сторон, но и взаимный обмен доказательствами для оценки сторонами своих правовых позиций. То есть, внедрить принцип полного раскрытия информации. Это значит, что в судебном разбирательстве суд не будет принимать новые доказательства, не представленные на стадии подготовки.

Сокращению подлежит и время для встречного иска – до окончания подготовки к судебному разбирательству.

Полагаем, что в случае реализации данных инициатив, последствия не заставят себя ждать. Практикующие юристы, медиаторы – народ мобильный и быстро адаптируются к новым условиям. И тогда центр тяжести наверняка сместится в сторону переговоров.

Третье. Интересен опыт ряда стран, где действует институт судебных примирителей. Суть их работы – разъяснять сторонам в индивидуальных беседах перспективу разрешения спора и преимущества мирового соглашения.

Эти функции у нас можно было бы возложить на сотрудников канцелярий судов, имеющих высшее юридическое образование, а также судей в отставке.

Четвертое. Мириться должно быть выгодно.

Для этого можно было бы:

  • возвращать госпошлину в случае «мирного» разрешения спора: при подготовке дела в 1-ой инстанции – 75%, в судебном разбирательстве 1-ой инстанции – 50%;
  • возложить судебные издержки, вне зависимости от исхода дела, на сторону, необоснованно отказавшуюся от медиации.

Пятое. Советом по правовой политике признано целесообразным более детально регламентировать в ГПК порядок внесудебного урегулирования споров.

Для этого можно было бы дополнить ГПК главой «Примирительные процедуры. Мировое соглашение», где предусмотреть общие положения о примирительных процедурах, их виды, принципы и порядок проведения, последствия примирения.

Особый вопрос – переход от номинального института медиации к реально  действующему.

Существенный прорыв в этом вопросе мы ожидаем в случае создания единой ассоциации медиаторов страны. Она могла бы обеспечить координацию усилий медиаторов, выявлять актуальные проблемы и пути решения, изучать и внедрять прогрессивный международный опыт.

В свою очередь, со стороны государства потребуется:

Во-первых, освободить потерпевших от оплаты услуг медиатора, так как им сегодня выгоднее бесплатно примириться с обвиняемым у следователя или в суде.

Во-вторых, обеспечить через ГПК гарантии принудительного исполнения медиативного соглашения, заключенного вне суда.

В-третьих, ввести спецкурсы и тренинги по разрешению конфликтов во всех учебных заведениях.

В-четвертых, возложить на акиматы организационно-техническую поддержку непрофессиональных медиаторов, которых можно привлекать из уважаемых в местных сообществах людей.

В-пятых, развернуть широкую информационную работу в СМИ о способах альтернативного разрешения споров.

Еще один важный шаг – это ревизия правовой базы на предмет выявления норм, провоцирующих судебные тяжбы.

Почти каждое третье дело экономических судов – это иски о признании поставщика недобросовестным участником госзакупок. Или строительство дома и перепланировка квартиры. Из-за немыслимо сложных процедур в судах возникают тысячи дел. А ведь в общей массе исков жилищно-коммунальные споры занимают 30%.

Поэтому считаем необходимым совместно с Правительством провести такую ревизию, чтобы очистить правовой массив от «конфликтообразующих» норм.

В Проекте заложены и иные конкретные меры, останавливаться на которых не позволяет мне регламент. Работа по Проекту будет продолжаться. После конференции мы разместим его на сайтах организаторов, чтобы вовлечь к их обсуждению гражданское общество.

Полагаем, что уже в этом году нам удастся инициировать соответствующие поправки. Мы признательны депутатам Парламента, которые присутствуют сегодня здесь, и готовы уже обсуждать предлагаемые новеллы.

От реализации Проекта мы ожидаем не только значительное снижение нагрузки на наши суды, но и на сокращение «тюремного населения» и уровня конфликтности в обществе. Это, в свою очередь, создаст дополнительные резервы для повышения качества работы системы правосудия и правоохранительной службы в соответствии с общей стратегией развития государства.

 Завершить выступление хотел бы словами одного из основоположников юриспруденции средневековья: «… тот суд, который приведет стороны к мирному соглашению – считается всемогущим». Мировой опыт доказывает значение этой цитаты.

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.