Вы здесь

Выступление первого заместителя Генерального Прокурора Иогана Меркеля на Международной конференции «Модернизация процессуального законодательства – гарантия эффективности правосудия и правоохранительной деятельности» (4 марта 2016 года)

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

Анализ применения новелл УК и УПК.

Анализ итогов работы за прошлый год показал эффективность новых институтов УПК.

В результате отказа от доследственной проверки и стадии возбуждения уголовного дела:

- адвокат может защищать своего клиента с момента регистрации заявления в Едином реестре досудебных расследований;

- намного быстрее восстанавливаются права  потерпевшего;

- остались в прошлом неоднократные  вызовы граждан для дачи показаний сначала при доследственной проверке, а затем после возбуждения дела, что влекло лишние затраты для госбюджета, а также недовольство граждан.

Автоматизация ведения ЕРДР:

во-первых, упростила фиксацию начала процесса;

во-вторых, позволила ввести единый формат письменных заявлений.

Данный формуляр требует подробного изложения обстоятельства и еще «на входе» у многих отбивает желание написать «ложное» заявление, т.к. сразу достаточно подробно  разъясняется ответственность за это, которая сейчас достигает до 10 лет лишения свободы;

в-третьих, позволяет отслеживать расследование в режиме «он-лайн»;

в-четвертых, подтянута дисциплина полицейских при обращении к ним граждан.

Полагаю, что это положительно влияет на доверие граждан.

Четко отлажена система фильтрации всех сообщений некриминального характера.

В результате, почти в два раза или на 550 тысяч сократилось число материалов, проверенных уголовно-процессуальным путем (713 тыс. в 2015 году против 1 млн. 262 тыс. в 2014 году).

Речь идет о том, что в 2014 году в связи с отсутствием события и состава преступления было оформлено 720 тысяч отказных материалов и прекращено 32 тысячи уголовных  дел.

А в 2015 году по этим же основаниям прекращено всего 229 тысяч уголовных дел.

 

Если учесть, что из-за изменения порядка начала досудебного расследования прекращенные в 2015 году уголовные дела раньше были бы отказными материалами, то примерно на 550 тысяч производств в полиции стало меньше.

Полагаю, что такой  прогресс дал больше времени на раскрытие других преступлений.

Кроме того, снизили нагрузку и упрощенные формы расследования.

В ускоренном порядке и протокольной форме в суды направлено почти треть уголовных правонарушений (более 20 тыс. из почти 64 тыс.).

Со сделкой о признании вины в суды направлены дела о еще 4-х тысячах преступлений. В судах они рассматриваются 1-2 дня и редко обжалуются в вышестоящие судебные инстанции.

За счет расширения оснований примирения увеличилось на 11 тысяч или на треть число дел, по которым стороны примирились до суда (с 34 тыс. до 45 тыс.).

При этом, по таким преступлениям в суд было направлено на 9 тыс. дел меньше, чем в 2014 году.

Общий же рост числа направленных в суд дел (на 7,2%) обусловлен введением проступков.

Более чем на 2 тысячи (с 12 тыс. до 10 тыс.) снизилось число лиц, содержащихся под стражей.

В целом практика избрания мер пресечения в 2015 году была пересмотрена кардинально.

Залог применен на 337 процентов больше и в абсолютных числах его применение выросло с 3 тысяч семисот до 16 тысяч двухсот.

А нарушение залога при такой процедуре имело место лишь в 7 случаях, по которым 5 лиц задержано и только 2 лица еще находятся в розыске.

Предметы залога по представлению прокурора на сумму более 198 млн. тенге обращены в доход государства.

Число личных поручительств выросло    на 3 тыс. или на 436,4% (с 55 до 1945).

Судами при санкционировании содержания под стражей в отношении свыше 8 тыс. лиц установлены суммы залога. Этим воспользовались свыше 300 арестованных, при этом ни один из них не скрылся от следствия и суда.

Следственными судьями депонированы показания 548 лиц, проведен 21 дистанционный допрос путем средств видеосвязи.

В 2015 году следственному судье дополнительно переданы полномочия по санкционированию осмотра жилого помещения, обыска, выемки, личного обыска.

Нельзя не отметить существенное расширение в новом УПК полномочий защитника, в том числе на досудебной стадии уголовного процесса.

 

Адвокат теперь вправе ходатайствовать перед следственным судьей о принудительном приводе ранее опрошенного им свидетеля, о депонировании показаний, назначении экспертизы, об истребовании сведений, документов, предметов, необходимых для защиты интересов подзащитного.

Теперь подлежат обязательному приобщению к материалам дела предметы, документы, сведения, а также иные данные, представленные защитой.

Рассмотрено 37 и удовлетворено 6 ходатайств адвокатов о назначении экспертизы и о приобщении к материалам дела документов.

Он вправе сам опрашивать лиц, в том числе с использованием научно-технических средств.

А также самостоятельно получать на договорной основе заключения эксперта, специалиста и ходатайствовать о приобщении таких заключений к делу.

Все эти полномочия при компетентном подходе создают реальную состязательность на досудебной стадии.

В целом имеются положительные сдвиги по снижению индекса тюремного населения.

Свыше 76% (против 63% в 2014 году)  осужденных получили наказания, не связанные с лишением свободы.

Количество штрафов возросло в 7 раз                (более 6 тыс. против 835), а общественных работ – в 4 раза (почти 3 тыс. 400 против 660).

По делам о взяточничестве стали назначаться «кратные штрафы». Их общая сумма составила почти 3 с половиной млрд. тенге.

Оправдывает себя введение института процессуального прокурора. 

С момента регистрации заявлений и сообщений в ЕРДР процессуальное руководство расследованием прокурорами осуществлялось по  1 тыс. 267 делам.

Эффективность их расследования (61%) и последующего направления в суд (49%) намного превысила аналогичные показатели по остальным уголовным делам.

Мониторинг применения новых кодексов.

Возникавшие с первых дней работы проблемные вопросы рассматривались на межведомственной группе, в которую вошли представители руководства органов уголовного преследования и коллегии по уголовным делам Верховного Суда.

Одновременно, в рамках этого мониторинга госорганами готовились таблицы поправок в новый УПК.

В них включены предложения о дальнейшем совершенствовании новелл, а также по устранению пробелов и внутренних противоречий.

Указанные таблицы обсуждены на заседании Совета по правовой политике и Координационном Совете по обеспечению законности, правопорядка и борьбы с преступностью.

Остановлюсь на основных положениях.

Предлагается предусмотреть возможность прекращения дела об уголовном проступке за истечением срока давности привлечения к ответственности ввиду неустановления лица, его совершившего.

Это связано, с тем, что по истечении одного года совершенный проступок теряет общественную опасность, и наказание лица становится нецелесообразным с точки зрения целей наказания.

Предлагается разъяснить, что прерывание сроков досудебного расследования не предполагает приостановления производства по делу, и в это время возможно проведение розыскных мероприятий и негласных следственных действий.

В качестве основания для прерывания сроков досудебного расследования и приостановления производства по делу предлагается предусмотреть  назначение экспертизы, т.к. на практике ее производство может занимать значительный период времени.

В целях недопущения разглашения данных о проводимом обыске, выемки, личном обыске и исключения дальнейшей «перспективы» утраты целесообразности их проведения, предлагается в статье 56 УПК предусмотреть поправку о том, что санкционированное следственным судьей постановление будет направляться только надирающему прокурору и лицу, инициировавшему проведение санкционируемого следственного действия.

В качестве дополнительной цели применения залога предлагается закрепить также и предупреждение совершения подозреваемым новых умышленных уголовных правонарушений.

В целях упрощения судопроизводства предлагается исключить обязанность органа уголовного преследования продлевать у прокурора сроки досудебного расследования при возобновлении прерванного срока либо прекращенного уголовного дела.

МВД и КНБ предлагают исключить из числа негласных следственных действий такие виды, как негласная контролируемая поставка, негласное внедрение и (или) имитация преступной деятельности и сохранить их в рамках Закона Об ОРД, т.к. их проведение является средством выявления преступления и добычи доказательств (по аналогии с такими общими оперативными мероприятиями, как применение служебной розыскной собаки, прочесывание местности и т.п.).

В целях упрощения процедуры назначения проверок, ревизий в части 2 статьи 260 УПК предлагается исключить обязанность лица, осуществляющего досудебное расследование на предварительное согласование их с прокурором.

Предлагается увеличить срок досудебного расследования по делам об уголовных проступках до 10 суток, а сбор доказательств по проступкам осуществлять также, как и по ускоренному производству.

Имеются также и иные поправки, связанные с аутентичностью норм, уточнением и упрощением процедурных вопросов и редакционной корректировкой.

Имеются предложения в случае неявки свидетелей без уважительных причин их принудительный привод осуществлять только с санкции следственного судьи, а также более подробно изложить перечень уважительных причин.

Интересно было бы сегодня услышать об опыте европейских стран в этом вопросе! 

Следует отметить, что в ходе разработки нового УПК мы предпринимали меры к тому, чтобы задержание не стало средством давления и получения «нужных показаний».

Об этом нас предупреждали российские коллеги, которые очень осторожно относятся к отказу от стадии возбуждения уголовного дела, опасаясь повторения трагических перегибов, которые уже имели место в годы репрессий. 

Поэтому мы исключили цель задержания в виде установления причастности лица к деянию, которая имелась в старом УПК.

Чтобы оно было более обоснованным, оговорили, что задержание может производиться только после проведения неотложных действий, за исключением, когда лицо застигнуто при совершении преступления либо непосредственно после его совершения.

Как вы знаете задержание во многих странах Европы, к примеру, санкционируется следственным судьей. Может быть, и нам надо пойти по этому пути.

Прошу коллег и по этому вопросу поделиться своим мнением!

Полагаем перспективным расширение судебного контроля за применением мер безопасности в уголовном процессе, т.к. они тоже могут касаться конституционных прав граждан. 

Кроме того, недавно мы обсуждали опыт Германии, где медицинские работники вызывают полицию и прокурора для осмотра трупа и места происшествия только, если ими обнаружены какие-либо криминальные признаки,

Может быть и нам следует изучить этот опыт, хотя, когда следствие было в прокуратуры мы выезжали на все трупы.

Дальнейшее видение по реформированию уголовного процесса.

В целом переход на новую модель уголовно-процессуального законодательства состоялся.

Упрощено судопроизводство и значительно повышен уровень защищенности граждан.

В то же время возможности для его дальнейшего  совершенствования не исчерпаны.

В частности, в Германии успешно функционирует модель, где руководителем процесса на досудебной стадии является прокурор.

Деятельность полиции ФРГ заключается в установлении и закреплении фактических обстоятельств правонарушения. Судебный контроль распространяется на все решения, ограничивающие права обвиняемого.

Поэтому нам очень интересны мнения и опыт наших зарубежных гостей.

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.