Вы здесь

Выступление начальника 1-го Департамента Генеральной прокуратуры Каната Сейдгапбарова на заседании коллегии 21 февраля 2014 г.

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

скачать слайды

Сегодня в стране более 30 тысяч сирот (слайд №2). Каждый третий из них воспитывается в детском доме.   Государством и согражданами за последние годы довольно много сделано для того, чтобы помочь этим детям. 

Только за последние пять лет нашими соотечественниками усыновлено 13 345 детей (слайд №3).

На содержание тех, кто оставался на попечении государства, за этот же период выделено более 106 миллиардов тенге.

В 1999 году был введен институт патронатных семей, которых у нас в стране 1408. Это позволило обрести семью еще 1947 детям. На эти цели государством выделено более 6 миллиардов 800 миллионов тенге.

Активно работает Комитет по охране прав детей Министерства образования.

Поэтому те нарушения, о которых пойдет речь ниже, отнюдь не самоцель наших проверок.

Задачей было выявление проблем, устранив которые, мы могли бы помочь еще большему количеству детей обрести семью.

Тем более, мы не стремимся к наказанию тех, кто каждый день на протяжении многих лет работает, пытаясь помочь детям-сиротам, но в чем-то ошибся.

С другой стороны, наш долг наказать тех, кто превратил процесс усыновления в торговлю детьми (слайд №4).

Такие факты вызывают у нас особую тревогу.

В Южно-Казахстанской области к 8 годам лишения свободы осуждены работники перинатального центра (г. Шымкент) Ташбаева Ш. и Халматова О., продавшие новорожденного за 6 тысяч долларов США.

Причем в подавляющем большинстве случаев это не кратковременное помутнение рассудка, а осознанные и целенаправленные действия (слайд №5).

В Северо-Казахстанской области биологическая мать перед родами зарегистрировалась в роддоме сразу по документам «покупателя» (Коспанова А., уголовное дело направлено в суд), тем самым легализуя продажу ребенка.

В Южно-Казахстанской об­ласти Байдешова при содействии работников роддома несколько лет торговала собственными детьми и была задержана только после продажи четвертого ребенка. Своих детей она оценивала от 40 до 90 тысяч тенге.

Сейчас в отношении нерадивой матери возбуждено уголовное дело. Принимаются меры для устройства детей в приемные семьи.

В Мактааральском районе этой же области усыновители предоставляли в органы ЗАГС фиктивные заключения о рождении детей на территории Узбекистана (6 фактов подделки медицинских документов) (слайд №6).   

Надеемся, что результаты расследования помогут разобраться с такими фактами самым исчерпывающим образом.

Однако уже сейчас очевидно, что в системе усыновления есть серьезные недостатки, которые заставляют людей идти в обход установленных процедур.

Что же толкает людей на преступление, когда существует возможность усыновить ребенка на законных основаниях? (слайд №7).

По результатам проведенной проверки мы пришли к выводу, что это чрезмерная сложность и несовершенство процедуры усыновления детей.  

Приняв непростое и судьбоносное для себя решение, потенциальный усыновитель должен преодолеть еще много бюрократических процедур.

Даже собрав кучу справок о своем соответствии, кандидат терпеливо ждет положительного решения месяцы, а то и годы.

Ситуация усугубляется тем, что на всех этапах допускаются многочисленные нарушения прав как усыновителей, так и детей.

Сейчас на официальном учете стоят около 3 тысяч кандидатов в усыновители.

В реальности желающих еще больше (слайд №8).

Об этом, например, можно судить по тому факту, что за последние два года 457 детей были переданы на усыновление кандидатам, не стоявшим на учете.

Эти факты сами по себе являются серьезным нарушением.

К примеру, в мае прошлого года в Восточно-Казахстанской области не состоявшие на учете супруги (Жармахановы) удочерили годовалого ребенка.

При этом на тот момент в органах опеки и попечительства области значилось 64 кандидата на усыновление детей.

Хуже того, в некоторых районах г. Алматы (Алмалинском, Ауэзовском, Алатауском, Турксибском, Жетысуском и Бостандыкском районах), Акмолинской (Енбекшильдерском районе) и Атырауской (Махамбетском районе) областей данный учет вообще не велся.

Не лучшим образом обстоят дела с ведением учета самих детей, подлежащих усыновлению.

Повсеместно нарушаются сроки постановки на первичный, региональный и централизованный учеты.

В результате бездействия должностных лиц органов опеки  свыше 200 детей вообще не были поставлены на учеты. А ведь это их единственная возможность обрести семью.

Еще большее возмущение вызывают факты необоснованного снятия с учета детей (слайд №9). Более 1200 сирот лишились шанса воспитываться у приемных родителей, в том числе по таким основаниям, как наличие заболеваний и инвалидности.

Неоправданная сложность и бюрократизм системы усыновления создают у граждан стойкое мнение о том, что государство не заинтересовано в обретении детьми-сиротами  новых семей (слайд №10).

Сначала потенциальный усыновитель вынужден идти на поклон специалисту органов опеки, чтобы взять направление в тот или иной детский дом.

Затем будущему родителю приходится полагаться на милость работников детского дома и надеяться на то, что ему покажут нужного ребенка.

Понимая востребованность ребенка у кандидатов в усыновители, руководитель детского учреждения имеет возможность избирательно знакомить его с одними и не показывать других.

Существующий порядок создает условия для различного рода злоупотреблений (слайд №11).

Дошло до того, что опрошенные нами кандидаты в усыновители попросили скрыть их анкетные данные и внешность,  поскольку опасаются попасть в «черный список» и лишиться последней надежды на усыновление ребенка.

Таким образом, судьба детей-сирот ставится в зависимость от порядочности конкретных работников органов опеки и детских учреждений.

Нужно откровенно признать, что существующий в настоящее время трехуровневый учет детей-сирот неэффективен.

Вероятность обретения ребенком семьи ограничена территориями областей при его нахождении на первичном и региональном учетах (слайд №12).

Постановка детей на первичный либо региональный учет теряет всякий смысл в регионах, где не зарегистрирован ни один кандидат в усыновители.

Какие шансы у 200 сирот, состоящих на первичном учете, обрести семью в трех районах Кызылординской области (Кармакшинский, Шиелийский, Сырдарьинский), когда там не зарегистрирован ни один потенциальный усыновитель? 

Хорошо если они будут стоять там положенный месяц.

А ведь на практике они могут застрять и на более длительный период, как это случилось с несовершеннолетним Афанасенко, стоявшим на первичном учете в г. Кокшетау целых 2 года. 

За то время, пока эти дети формально стоят сначала на районном, потом на областном учете и ждут своего часа, родители из других регионов готовы их усыновить здесь и сейчас (слайд №13).

Попытки преодолеть эту неоправданно громоздкую систему предпринимаются в первую очередь самим уполномоченным органом в содружестве с гражданским сектором.

Здесь в качестве пилотного можно рассматривать интернет-проект «Казахстан без сирот», который был запущен под эгидой Комитета по охране прав детей и благотворительного фонда «Дом» (директор – Аружан Саин).

Независимо от прохождения региональных учетов информация о детях-сиротах на этом интернет-портале становится доступной для всех кандидатов, что повышает шансы детей и кандидатам позволяет сделать более осознанный выбор.

Только за полтора года в рамках этого проекта в семьи передано около 200 детей по всей республике.

Данный пример доказывает актуальность изменения порядка усыновления, освобождения его от ненужного бюрократизма.

Создать прозрачную и в то же время защищенную процедуру усыновления, на наш взгляд, поможет единый банк данных (слайд №14).

В него могли бы автоматически поступать не только систематизированные сведения о сиротах со всех регионов, но и о кандидатах в усыновители.

Непосредственный доступ официально зарегистрированных кандидатов к информации о детях-сиротах позволил бы исключить субъективное вмешательство органов опеки и попечительства в процесс выбора ребенка.

Одновременная обязанность включать в базу данных интернет-портала всех детей-сирот, обеспечила бы их равными шансами на усыновление и исключило бы факты, когда ребенка не включили в какой-то учет, и он из-за этого неизвестен кандидатам.

Конечно, существующий пилотный проект нуждается в соответствующем нормативном обеспечении, в том числе на законодательном уровне.

Считаем, что как раз тот случай, когда практика подсказывает, что нужно изменить в законодательстве для общественного блага.

К сожалению, в сфере усыновления существует и ряд других не менее серьезных проблем.

Как правило, основную массу усыновленных составляют здоровые дети младенческого возраста.

Больные дети, дети старшего возраста и инвалиды имеют заметно меньше шансов на усыновление.

Наши соотечественники обычно таких детей не усыновляют, и подавляющее большинство усыновленных детей этих категорий приходится на случаи международного усыновления (слайд №15).

Есть немало примеров, когда за рубежом тяжело больных казахстанских сирот удавалось спасти. И сейчас благодаря этому они живы.

К примеру, в 2004 году из Алматинской области американскими гражданами удочерена Маргарита с тяжелой болезнью почек. Требовалась трансплантация донорской почки.

В Америке Маргарита успешно прооперирована и сейчас она счастливо проживает в приемной семье.

Однако далеко не всегда международное усыновление имеет место быть в безвыходных случаях, когда других шансов у детей уже нет.

За последние 14 лет иностранцам передано на усыновление почти 9 тыс. казахстанских детей или каждый пятый ребенок от общего числа усыновленных (слайд 16).

При этом более 70 % детей (6364) усыновлены в возрасте до 3-х лет, а каждый второй ребенок – в возрасте до одного года (3504).

С 1999 года усыновлено всего 20 детей, которые были официально признаны инвалидами.

То есть, в основном иностранцы также усыновляют здоровых младенцев.

Понятно, что в такой ситуации возникают закономерные вопросы со стороны наших граждан, стоящих в очереди на усыновление.

Зачастую объяснение сводится к тому, что дети, усыновленные иностранцами, хотя и официально не признаны инвалидами, все же серьезно больны.

Результаты прокурорских проверок заставляют усомниться в правдивости такого объяснения (слайд №17).

В частности, выявлены факты приписок усыновляемым детям  тяжелых заболеваний.

К примеру,  супругами - гражданами США (Улистерманн)  была удочерена 11-месячная девочка с диагнозом - детский церебральный паралич и спастиче­ский тетрапарез.

Врачи дома ребенка г. Шымкент при ее выписке так и указали, что наши граждане не хотят усыновлять ребенка из-за серьезных двигательных нарушений.

Однако, спустя 5 месяцев после усыновления американские врачи признали девочку здоровым ребенком, развивающимся согласно своему возрасту.

В последующем приемные родители представили фотографию, на которой тот же ребенок уже занимался балетом.

Такие факты приписок диагнозов врачами домов ребенка имели место в г. Астане, Атырауской, Восточно-Казахстанской и Алматинской областях.

Выдуманные диагнозы - не единственный способ манипуляций в сфере усыновления (слайд №18).

В начале текущего года в Алматинской области по решению суда семейной парой из Италии был усыновлен 5-летний мальчик.

Органами опеки были представлены документы о том, что данный ребенок неоднократно предлагался нашим гражданам, но они письменно отказались  от его усыновления.

На деле же оказалось, что эти письменные отказы фиктивны. Казахстанские усыновители, которым якобы предлагался этот ребенок, видели его впервые.  

Когда мы начали проверять соблюдение других процедур по усыновлению данного ребенка, то натолкнулись на еще более вопиющие нарушения.

Биологическая мать мальчика попросту не знала о том, что ее лишили родительских прав. Судебное решение об этом вынесено заочно.

Сейчас судебные акты нами опротестованы. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении виновных лиц.

Составление фиктивных расписок об отказе потенциальных усыновителей от того или иного ребенка также практикуется в Акмолинской области.

А в Восточно-Казахстанской области оказалось, что детей вовсе не предлагали казахстанским усыновителям.  

Особый порядок централизованного учета детей оставляет приоритетное право на усыновление за родственниками и казахстанскими гражданами (слайд №19).

Иностранное усыновление ребенка возможно только после его трехмесячного нахождения на централизованном учете. До этого он должен 1 месяц находиться на первичном и 2 месяца - на региональном учетах.

Таким образом, минимальный возраст ребенка, с которого допускается международное усыновление, составляет 6 месяцев.

В то же время, за период с 1999 по 2006 год выявлено 237 детей, усыновленных иностранцами без соблюдения требуемых процедур и сроков (слайд №20).

Каждый второй ребенок (165 из 237) из них передан на усыновление в возрасте от 2 до 6 месяцев.

К примеру, в 2003 году 3-х месячный младенец, вместо положенных трех месяцев простоял на централизованном учете всего 11 дней и передан на усыновление гражданам США.

Такая ситуация приводит к ущемлению приоритетного права родственников и казахстанских граждан на усыновление наших детей. 

А ведь кандидатом на международное усыновление ребенок становится лишь тогда, когда все возможности усыновить его на родине исчерпаны.

Об этом прямо говорят и Конвенция ООН по правам ребенка и Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления, к которым присоединилась Республика Казахстан (слайд №21).

Не лучшим образом обстоят дела и с контролем за дальнейшей судьбой усыновленных иностранцами детей.

Проверка показала, что Министерство иностранных дел не владеет на сегодняшний день полными и достоверными сведениями об условиях проживания детей за рубежом.

Отсутствуют систематизированные данные об отчетах иностранных усыновителей. Судьба свыше двух тысяч усыновленных детей неизвестна, поскольку по ним нет ни одного отчета (слайд №22).

 По остальным детям информации из-за рубежа поступали лишь в первые два года после усыновления.

Элементарная сверка между данными министерств иностранных дел и образования показала расхождение в количестве детей, усыновленных иностранцами, почти на 800 человек (слайд №23).

Повсеместно допускаются нарушения процедуры регистрации и постановки на консульский учет усыновленных детей.

К примеру, в личном деле казахстанской девочки, переданной гражданам Филиппин, вообще отсутствуют сведения о приемных родителях, а консульский сбор уплачен только спустя 5 лет после ее удочерения.

Как сложилась дальнейшая судьба этого ребенка, пояснить в Министерстве иностранных дел не смогли.  

В отсутствии личного участия 24 иностранных граждан осуществлена постановка усыновленных ими детей на консульский учет.

Имеются серьезные расхождения между отчетными данными МИДа и консульских учреждений за рубежом (124 ребенка) (слайд №24).

К примеру, в консульском отделе нашего посольства в Канаде вместо 253 усыновленных на учете состоят 237 детей.

При этом переписка об осуществлении какого-либо контроля предоставлена только в отношении 30 детей. По остальным детям, проживающим в этой стране, нет никаких сведений.  

Проблемы обеспечения контроля над усыновленными детьми обусловлены также отсутствием в некоторых странах загранучреждений Казахстана (слайд №25).

Так, 34 ребенка были усыновлены гражданами ЮАР и 2 - гражданами Кении, где нет казахстанских дипломатических представительств. 

Более 120 детей, находящихся в таких странах как Республика Ирландия (109), Южно-Африканская Республика (34), Кения (2), Филиппины (1), Мексика (1), Мальта (1), Аргентина (2), Финляндия (1) и  Гватемала (1) выпали из орбиты контроля именно по этой причине.

В результате имеющихся системных проблем загранконтроля нам ничего неизвестно о сегодняшнем положении более чем 600 детей. Никто не может сказать, где сейчас эти дети и что с ними происходит (слайд №26).

 А ведь до своего совершеннолетия они остаются нашими гражданами и не могут отстаивать свои права в силу недееспособного возраста.

Торговля детьми после их иностранного усыновления с целью сексуальной эксплуатации либо трансплантации органов вовсе не миф.

Итальянка российского происхождения в течение нескольких лет вывезла из России в Италию, якобы для усыновления, более 1200 детей.

Российские следователи нашли усыновленными лишь пятерых детей. По мнению представителей итальянских властей, дети могли стать жертвами «черной» трансплантологии.

В другом случае американский суд приговорил гражданина Австралии к 30 годам тюрьмы за эксплуатацию усыновленного российского мальчика.

Он и его сожитель не только распространяли в Сети видеозаписи на которых запечатлены их собственные надругательства над сиротой, но и устраивали секс туры с ребенком в Австралию, Германию и Францию.

Поэтому замалчивание данной проблемы может привести к самым негативным последствиям.

Наглядным примером является получивший широкий общественный резонанс факт изнасилования двух казахстанских детей (Коряковская Виктория Юрьевна, 21.06.1996 г.р. и Коряковский Иван Юрьевич, 13.12.1991г.р.), которые были усыновлены супругами Мэйотт из США (слайд №27).

Как установлено судом, детей насиловали систематически на протяжении длительного периода.

Надо сказать, что с момента усыновления этих детей в Казахстан не поступило ни одного отчета приемных родителей.

В свою очередь, о данном инциденте дипломатическому представительству Казахстана, как и нам, стало известно из средств массовой информации. 

Сейчас Министерствами иностранных дел и образования и науки принимаются дополнительные организационные меры по обеспечению своевременного поступления отчетов об условиях проживания детей за рубежом. И эта работа, надеемся, будет завершена в ближайшее время. 

Мы ни в коем случае не пытаемся демонизировать иностранное усыновление, как это, например, активно делается в России.

Хотя в том же государстве ежегодно тысячи детей возвращаются обратно в детские дома именно российскими приемными родителями, а случаи возврата детей из американских семей крайне редки (за 2009 год из российских семей в детские дома возвращено 8473 ребенка, а из иностранных – 1).

 Нельзя сказать, что и у нас все благополучно с отечественным усыновлением. За последние 5 лет зафиксировано свыше 130 случаев отмены усыновления в казахстанских семьях.

А почти 3,5 тысяч казахстанских усыновителей не представили отчеты об условиях проживания приемных детей (слайд №28).

Поэтому здесь должна работать служба сопровождения казахстанских семей, куда должны входить психологи, медицинские и социальные работники.

Специалисты органов опеки должны интересоваться приемными семьями на протяжении нескольких лет и помогать им в сложных ситуациях.  

В целом, учитывая сложившуюся ситуацию, сегодня назрела острая необходимость в усовершенствовании действующего законодательства об усыновлении

Основной акцент, как я уже говорил, нужно сделать на обеспечении прозрачности процесса усыновления, упрощении доступа информации о детях, а также эффективном регулировании вопросов передачи детей на усыновление иностранным гражданам.

Помимо внедрения банка данных, нами предлагается материальное стимулирование и поощрение усыновления, которые должны сопровождаться активной пропагандой через телевизионные программы и социальные сети в интернете.

Все это будет способствовать решению главной задачи – предоставлении ребенку возможности жить в семье!

Конкретные меры, предлагаемые нами по результатам проходящего сегодня заседания, отражены в проекте решения коллегии. Прошу их поддержать.

Полагаем, что они будут способствовать снижению уровня сиротства и нарушению прав детей, оставшихся без родителей. 

 

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.