Вы здесь

ВЫСТУПЛЕНИЕ начальника 1-го Департамента Генеральной прокуратуры Каната Сейдгапбарова на заседании коллегии Генеральной прокуратуры по вопросу «О применении законодательства, направленного на защиту и поддержку законных прав и интересов инвалидов и лиц,

Версия для печатиВерсия для печатиPDFPDF

ВЫСТУПЛЕНИЕ
начальника 1-го Департамента Генеральной прокуратуры Каната Сейдгапбарова на заседании коллегии Генеральной прокуратуры по вопросу
«О применении законодательства, направленного на защиту и поддержку законных прав и интересов инвалидов и лиц, находящихся в домах престарелых за 2012 год и 1 полугодие 2013 года»
(г.Астана, 7 ноября 2013 г.)

Для социальной реабилитации людей с ограниченными возможностями в нашем государстве приняты необходимые нормативные правовые акты.

С 2005 года действует специальный Закон об их социальной защите. В 2008 году принят Закон о специальных услугах.

Сейчас мы находимся в процессе присоединения к Конвенции о правах инвалидов.

Создано довольно много социальных инструментов – от денежных пособий до института индивидуальных помощников.

Эти усилия, конечно, приносят определенный результат.

В крупных городах появились светофоры со звуковым сигналом, сооружение пандусов стало нормативным требованием.

Есть серьезные позитивные сдвиги в материальном обеспечении.

Однако даже на уровне подсознания что-то сдерживает нас от того, чтобы назвать ситуацию в целом благополучной.

На наш взгляд, дело в разности подходов.

Когда мы говорим о защите прав инвалидов, мы исходим из того, что сделано.

Перечисление оного создает у нас впечатление успешной работы.

Инвалиду же достаточно столкнуться лишь с одним барьером, чтобы почувствовать себя чужим на празднике жизни.

Если же он, как герои нашего фильма, сталкивается с подобными проблемами каждый день и на каждом шагу, вряд ли его права можно считать защищенными.

Это значит, что реальная защита прав в данной сфере – это не констатация выполненного, а работа над тем, что еще не сделано, до тех пор, пока окружающая действительность не станет безбарьерной средой.

Многие из нас ездят за рубеж и порой достаточно лишь внимательно посмотреть по сторонам.

Пешеходные переходы и подходы к ним обозначены тактильными плитками.

Кнопки в лифтах высоток горизонтально продублированы внизу.

Инвалиды передвигаются на автомобилях не как пассажиры, а в качестве водителей.

Сами собой возникают вопросы.

Часто ли встречается этот знак на наших автодорогах?

Когда в последний раз мы видели машину, специально оборудованную для управления людей с ограниченными возможностями?

Много ли общественных зданий в Казахстане имеют специальные туалетные комнаты?

На наш взгляд, многие из этих, бесспорно необходимых для нормальной жизни вещей уже давно должны были стать нормативным требованием.

В 2007 году так произошло с пандусами. Будучи включенными в СНиПы в качестве безусловного требования, они стали для нас обыденным явлением.

Однако, как показывают прокурорские проверки, одного нормативного принуждения также недостаточно.

Уже довольно давно статья 25 Закона о социальной защите инвалидов требует устанавливать специальные светофоры в наиболее людных местах и рядом с учреждениями, предназначенными для инвалидов.

А на всю Кызылординскую область действуют всего 2 таких светофора.

Предприниматели обязаны создавать условия для беспрепятственного доступа инвалидов к общественному транспорту.

Ни одного специально приспособленного автобуса не удалось встретить на городских и междугородних маршрутах в Жамбылской, Алматинской и Южно-Казахстанской областях.

Да и в остальных регионах наличие таких транспортных средств – не правило, а очень редкое исключение.

Все эти примеры отчетливо говорят о низком уровне государственного контроля в области социальной защиты инвалидов.

К сожалению, практически ни одна законодательная норма, направленная на их защиту и поддержку, надлежащим образом не исполняется.

Закон требует, чтобы объекты жилищно-гражданского и коммунального назначения не сдавались в эксплуатацию без участия представителей общественных объединений инвалидов.

Несмотря на это, во всех городах и поселках страны подавляющее большинство объектов не соответствует требованиям специальных строительных норм.

Это касается даже зданий социальных служб и медико-социальных учреждений, призванных в первую очередь обеспечить защиту инвалидов.

Правительственным планом по обеспечению прав и улучшению качества жизни инвалидов на 2012-2013 годы предусмотрена инвентаризация объектов на предмет доступности для людей с особыми потребностями.

Собственно говоря, она уже проведена, подводятся ее итоги.

Однако, если не будут соблюдаться требования закона, мы так и будем регулярно инвентаризировать допущенные при нашем попустительстве  нарушения, вместо того, чтобы их предотвращать.

Откровенно говоря, само нахождение в Плане улучшения жизни инвалидов мероприятия по инвентаризации допущенных в отношении них нарушений говорит о многом.

Статья 31 Закона посвящена обеспечению занятости инвалидов.

Следует отметить, что доля трудоспособных людей из общего числа инвалидов составляет около 70% или порядка 400 тысяч человек.

Из-за отсутствия разъяснительной работы о льготах среди работодателей и крайней пассивности уполномоченных органов по стране трудоустроено лишь около 11% трудоспособных инвалидов (45 тысяч).

Так, в Бурабайском районе Акмолинской области уполномоченный орган распределил квоту между местными предприятиями, однако своевременно выдать направления на соответствующие вакансии не удосужился.

31 из 40 безработных инвалидов, проживающие в этом районе, были трудоустроены сразу после вмешательства органов прокуратуры.

В городе Рудном Костанайской области акимат установил квоту, однако не указал конкретные предприятия, к которым эта квота относилась бы.

Из оставшихся способных к работе 355 тысяч инвалидов ежегодно отделами занятости всей страны трудоустраиваются лишь около 2,5 тысяч человек.

Между тем опыт США показывает, что экономический выигрыш от адаптации рабочих мест для инвалидов намного превышает затраты.

В 56% случаях для адаптации не потребовалось никаких расходов, в остальных – они состояли из единовременных затрат в среднем около 600 долларов.

Не лишним будет отметить и то, что в США компании, отказывающие в трудоустройстве инвалиду, облагаются значительным штрафом.

Формализм в работе по социальной защите людей с ограниченными возможностями еще больше проступает при проверке индивидуальной работы с инвалидами.

Законодательство обязывает уполномоченные органы разрабатывать так называемую ИПР - индивидуальную программу реабилитации для каждого нуждающегося.

Именно ИПР должна стать для каждого инвалида его дорожной картой на пути к полной реабилитации либо минимизации негативных последствий его инвалидности.

Нуждаемость каждого конкретного инвалида в специальных средствах и услугах, рекомендуемые для него условия и режим работы, необходимость переквалификации и обучения.

Все эти меры должны прописываться в ИПР, которая по этой причине наряду с медицинским, социальным и юридическим имеет очень важное психологическое значение для ее обладателя.

Однако уже на стадии разработки своих ИПР инвалидам приходится сталкиваться с суровой реальностью.

Далеко не каждому из них вообще суждено получить от уполномоченного органа ИПР, а тем, кто получает, приходится ждать намного дольше установленных законодательством 10 дней.

Так, в Петропавловском детском психоневрологическом доме интернате у 28 опекаемых из 74 программы реабилитации отсутствовали.

Не разрабатывались такие программы и в медико-социальных учреждениях Восточно-Казахстанской и Карагандинской областей (Тарбагатайский и Абайский районы).

В доме престарелых и инвалидов г. Жезказган людям пришлось ждать разработки таких программ по полтора года.

Еще большие проблемы возникают с реализацией индивидуальных программ реабилитации.

По данным Министерства труда и социальной защиты населения ежегодно ИПР исполняются в среднем: по медицинской части – на 96, по социальной – на 82, по профессиональной –  на 60%.

Мы считаем, что здесь можно говорить о манипуляциях со статистикой, поскольку в эти показатели включаются и частично исполненные ИПР.

Если же учитывать только полностью реализованные программы, то картина выглядит намного хуже.

К примеру, в Алматинской области из разработанных в прошлом году 7715 ИПР полностью выполнено 17% (1294).

Одной из причин этого является слабая работа по планированию и обеспечению финансирования мероприятий, необходимых для удовлетворения потребностей инвалидов.

Дело в том, что на местах финансирование их нужд проводится без соответствующего анализа.

Не покидает стойкое ощущение того, что во многих областях процесс планирования заключается в совершении лишь одного арифметического действия - умножения прошлогодней суммы на показатель инфляции.

В итоге, в Костанайской области на ИПР 628 инвалидов запланировано и выделено 244 млн. тенге, тогда как фактически требовалось в 2 раза больше (434 млн. тенге).

Из-за недостатка денег в медико-социальных учреждениях (МСУ), в которых в целом по стране проживает более 7 тысяч престарелых и инвалидов, на содержание подопечных незаконно используются их собственные средства.

         В пансионате, расположенном в Абайском районе Карагандинской области, с пенсий и пособий престарелых на оплату коммунальных услуг принудительно взималось до 4000 тенге.  

И ведь нельзя сказать, чтобы в бюджетах совсем не было денег.

После актов прокурорского реагирования в местном бюджете Актюбинской области на социальную помощь в прошлом году дополнительно изыскали 19 млн. тенге.  А в текущем году в Жамбылской области - 263, а в Алматинской – 74 миллиона тенге.

Отдельное беспокойство вызывает повсеместное невыполнение медицинской части ИПР, поскольку это заведомо исключает реабилитацию инвалида.

Органам здравоохранения не всегда удается обеспечить инвалидов медуслугами даже в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи.

Так, отсутствие невропатолога в центральной районной больнице Байганинского района Актюбинской области повлекло неоказание медицинских услуг 25 детям-инвалидам.

Нарушаются также права на обеспечение лекарствами.

В Зерендинском районе Акмолинской области инвалид 2 группы (Маукаева К.) не получает положенные ей бесплатные лекарства (диагноз  «ревмотоидный артрит») с 1991 года.

Такие нарушения, как: неоказание услуг узкими специалистами и отсутствие динамического наблюдения характерны для всех регионов.

Несоблюдение очередности и создание условий для коррупции наблюдаются при направлении инвалидов на санаторно-курортное лечение в Павлодарской, Карагандинской и Южно-Казахстанской областях.

Серьезные упущения есть и в работе по обеспечению социальной части программ реабилитации, а это: обеспечение протезами,  сурдо-, тифло- и другими специальными средствами, услугами индивидуальных помощников.

Значимость этих мер для нормальной жизни инвалидов сложно переоценить.

Адекватное отношение уполномоченных чиновников и здесь присутствует, мягко говоря, не всегда.

В Северо-Казахстанской области ребенок (2008 г.р.) с диагнозом ДЦП был обеспечен специальной прогулочной коляской лишь спустя 1 год и только после мер прокурорского реагирования.

Уполномоченному органу Мангистауской области целый год потребовался на то, чтобы выдать ребенку-инвалиду ортопедическую обувь. В итоге обувь выдана, но на левую ногу вместо правой! 

В этой же области инвалиду 1938 г.р. выдана детская кресло-коляска.

В Жамбылской области инвалиду 1-группы (Куралбаев М.) комнатная кресло-коляска выдана только «на бумаге», фактически спецсредство он не получал.

В городе Актобе отдел занятости и соцпрограмм, нарушив сроки госзакупок, оставил на 4 месяца без средств гигиены 199 инвалидов.

В Жамбылской области Управлением занятости и соцпрограмм из 20 наименований социальных средств реабилитации на момент проверки в августе – сентябре приобретены лишь 3, и те еще не дошли до инвалидов.

К сожалению, перечислять подобные примеры головотяпства и бездушного отношения к нуждам инвалидов можно довольно долго.

Заслуживает внимания опыт России, где инвалиды наделены правом приобретать гигиенические средства самостоятельно за свой счет с последующей компенсацией расходов в установленных пределах.

Грубые нарушения прав инвалидов имеют место и при предоставлении им социальных услуг.

Государством на эти цели ежегодно выделяется более 2 миллиардов тенге. Однако, далеко не все деньги идут по назначению.

В некоторых случаях права инвалидов приходится защищать даже от организаций, специально созданных для помощи лицам с тяжелыми недугами.

Так, общественным фондом «Маркабат» (г.Алматы) к оплате предъявлены акты об обслуживании 34 детей с психоневрологическими заболеваниями. Однако встречными проверками установлено, что 15-ти из них социальные услуги не были оказаны, а фонд незаконно получил от государства более 4 миллионов тенге

По всем подобным фактам возбуждены уголовные дела, но и сами по себе эти примеры дают четкое представление об отношении общества к проблеме социальной интеграции инвалидов и их реабилитации.

Особое возмущение вызывают случаи воровства денег и имущества престарелых и инвалидов персоналом некоторых медико-социальных учреждений, которые по долгу службы должны больше самих подопечных радеть за их благополучие.

Наряду с вопиющим случаем, произошедшим в Коксаекском психоневрологическом диспансере, в Южно-Казахстанской области выявлено еще 11 фактов незаконной реализации имущества недееспособных, находящихся в медико-социальных учреждениях.

Так, по подложной нотариальной доверенности в 2004 году квартира гражданки Д. (Дыжина Е.А.), недееспособной с 2001 года, была подарена третьим лицам.

В другом случае квартира опекаемой (Елеусизова Л.) продана опекуном - директором психоневрологического дома-интерната города Шымкент, но деньги от продажи на счета собственника не поступили.

В Туркестанском психдиспансере более 300 больных из-за ремонта выселили во двор, едва прикрыв их от солнца тряпичным навесом, хотя в здании были свободные комнаты.

С таким радением персонала и администраций не мудрено, что Минимальные нормы одежды и мягкого инвентаря, а также сроки их носки в медико-социальных учреждениях страны грубо нарушаются.

Например, в Зеленовском районе Западно-Казахстанской области престарелые и инвалиды два года не получали обувь, головные уборы, верхнюю и иную одежду.

При наличии одежды на складе необходимый комплект  75 детям Саркандского психоневрологического дома-интерната (Алматинская обл.) выдан лишь по указанию прокурора.

Ситуация осложнена повсеместным нарушением требований пожарной и санитарно-эпидемиологической  безопасности.

При таких обстоятельствах говорить о надлежащих условиях для престарелых и выполнении программ реабилитации инвалидов в наших медико-социальных учреждениях просто не приходится.

В целом результаты проверки свидетельствуют о том, что соблюдение установленных законом требований так и не стало правилом.

Ответственность за это практически не применяется.

При имеющемся масштабе нарушений за весь прошлый год по стране к адмответственности привлечено 48 лиц, за 9 месяцев этого года – 37.

В уполномоченном органе этим занимаются инспектора труда, для которых защита прав инвалидов не является приоритетом.

Слабая координация, огрехи в планировании, недостаток профессионализма, а порой и просто черствость в работе на местах.

Все это напрямую и самым негативным образом отражается на качестве жизни инвалидов, доступности для них социальной и правовой защиты.

На искоренение в первую очередь именно этих проблем  направлены наши предложения, которые мы сегодня представляем Вашему вниманию в проекте решения коллегии.

В этом ряду можно упомянуть:

- выделение контроля за соблюдением прав инвалидов из функций инспекторов труда в самостоятельное направление;

- прохождение персоналом социальных служб специальной психологической проверки;

- активизацию информационно-пропагандистской работы в сфере социальной защиты инвалидов, воспитание соответствующих нравственных ценностей, особенно у подрастающего поколения.

Полагаем, что наряду с другими предлагаемыми нами мерами, они заставят многих изменить свое отношение к проблемам и нуждам инвалидов и престарелых.

Видео к докладу начальника 1-го Департамента Генеральной прокуратуры Каната Сейдгапбарова

Комментарии

Добавить комментарий

Размер шрифта
Обычный размер
Большой размер
Огромный размер
Цвета сайта
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Изображения
Включить/выключить изображения
Настройки
Настройки
Обычная версия
Обычная версия
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.